Фрагмент из интервью с Дмитрием КУЛЕБОЙ: "Наша цель – чтобы об Украине писали в газетах не из-за войны, а из-за культуры"

26 грудня 2015
Фрагмент из интервью с  Дмитрием КУЛЕБОЙ: Наша цель – чтобы об Украине писали в газетах не из-за войны, а из-за культуры

Дарья Бадьёр:  Раз мы уже затронули Голландию, давайте поговорим о скандале с голландскими картинами. Я знаю, что министр говорил о расследовании. Есть ли какая-то новая информация по этой теме?

Дмитрий Кулеба: Пока новой информации нет, расследованием занимается Министерство внутренних дел. Я считаю, что эта история с картинами чрезвычайно “своевременна”. История эта длилась почти год, голландские власти с нами общались – на политическом уровне, не на уровне взаимодействия правоохранительных органов двух стран. А потом вдруг директор музея не выдерживает и дает пресс-конференцию.

История с картинами – это молот, которым нас будут бить по голове с дня этой пресс-конференции и до дня референдума.

Я уверен, что это будет постоянно всплывать, под каким-то новым соусом, муссироваться. Потому что это идеальный способ дискредитировать Украину. Никто не вспоминает в этой связи, что в 2004 году Украина в одностороннем порядке вернула Голландии коллекцию, вывезенную во время Второй мировой войны. Голландцам есть, что нам возвращать, но они нам не вернули.

Д.Б: Но разве реституция не работает в двустороннем порядке?

Д.К: Это должна была быть реституция, а стал подарок Украины Голландии. Но об этом никто не хочет говорить, кругом истерика: верните, отдайте. Но мы с голландским правительством на связи, взаимодействие есть, расследование ведется.

Д.Б: А есть ли какие-то проукраинские публикации в голландских СМИ? Может быть, МИД инициировал что-то, чтобы поправить наш образ?

Д.К: Сразу же после скандала наш посол пошел на ТВ, давал интервью газетам, на радио. Но это специфика любого скандала – всегда есть автоматический преступник. Я могу точно сказать, что директору голландского музея в Голландии верят больше, чем послу Украины. Что бы посол ни говорил. Посол может ежедневно проводить брифинги, но: а) у него ограниченный объем информации, и он, представляя государство, не может сыпать недомолвками; б) все равно директор музея выглядит обиженным героем, который борется за свои картины. Простой пример: сюжет о визите президента Украины в Голландию на центральном голландском телеканале в вечернем выпуске новостей был пятым или шестым. Сюжет о пресс-конференции директора музея был первым с кучей картинок, с зигующим левой рукой Тягнибоком, а через каждые три фразы – националисты, националисты, националисты, украли, украли, украли.

Д.Б: Что вы будете делать, если картины не найдут?

Д.К: Это будет большая проблема, но главное другое. Я считаю, что ущерб уже нанесен, и если мы свою стратегию сфокусируем исключительно на возврате картин, мы проиграем. Тем более, это не парафия МИД: поиск картин – работа правоохранительных органов. Наша задача – не в том, чтобы потратить все силы, найти картины или рассказывать, как мы их ищем. Мы все равно будем плохими в этой истории. Даже когда эти картины вернут, люди скажут: ну да, но это ж не отменяет того, что там есть националисты, что они их украли, и так далее.

Стратегия должна быть в наполнении Голландии своим контентом – культурным и информационным. Поэтому надо не оправдываться за картины, а с января по апрель провести несколько сильных культурных проектов. Мы над этим сейчас работаем – не только в МИДе, у нас есть команда в УКМЦ (Украинский кризисный медиа-центр), в Администрации президента, и мы находимся на связи с нашими активистами в Голландии. Задача всего этого – наполнить Голландию своим контентом.

Д.Б: А что с так называемым “скифским золотом”? Сейчас ведутся какие-то суды? И кто представляет Украину в этих судах?

Д.К: В судьбе “скифского золота” играют свои роли три украинских министерства – это МИД, Минкульт и Минюст. Сейчас дело рассматривает Амстердамский окружной суд. Интересы Украины представляет юридическая компания Berg Stoop & Sanders, которая победила в открытом тендере Министерства юстиции Украины. Дело все еще рассматривается исключительно в формате обмена письменными документами между сторонами процесса. На слушания суд выйдет не раньше середины следующего года, так что это длинная история. Надеюсь, со счастливым для Украины концом, ведь суд этот не только о “скифском золоте”, а и о Крыме, о его статусе в международном праве.

Суд – дело тонкое, но это не значит, что нашим дипломатам в Голландии совсем нечего делать в связи с этим делом. Посольство общается по этому вопросу с голландским правительством и политиками, поддерживает связь с адвокатом, мониторит ситуацию вокруг процесса. Коротко говоря, не дает “скифскому золоту” исчезнуть с политических радаров. Кстати, при непосредственном участии Посольства в сентябре прошлого года в Украину вернули ту часть выставки, которая была предоставлена Музеем исторических драгоценностей Украины.

Д.Б: А есть ли у МИДа официальная позиция относительно украинских культурных ценностей в Крыму? Президент ИКОМОСА Николай Яковина сказал нам в интервью, что Украина не выражает публичной позиции на важных площадках, в частности, на сессии ЮНЕСКО.

Д.К: У нас есть аксиома – Россия украла у Украины Крым. Украинское имущество, находящееся в Крыму, в том числе культурные ценности, являются украденными. Любое их перемещение или использование нужно рассматривать именно как обращение с краденым имуществом с соответствующими последствиями для вора. А они, я уверен, для него наступят.

А пока этот момент не наступил, мы дипломатическими каналами разослали множество дипломатических нот о недопустимости сотрудничества других государств с Россией-агрессором в культурной сфере в Крыму. Наши международные партнёры понимают ситуацию, а мы не дадим им о ней случайно забыть.

Д.Б: Лоббирует ли МИД ратификацию второго протокола Гаагской конвенции (этот протокол нужен, чтобы тоньше регулировать работу с культурными ценностями Украины на территории Крыма – прим.авт)?

Д.К: Вопрос участия Украины во втором гаагском протоколе в правительстве курирует Министерство культуры. МИД уже согласовал проект распоряжения о присоединении к протоколу и передал его в Министерство культуры.

По поводу ЮНЕСКО еще добавлю: Украина держит вопрос Крыма на повестке дня ЮНЕСКО. По нашей инициативе Исполнительный совет принял уже 4 резолюции с поручением организовать мониторинг ситуации в Крыму. Две первые резолюции, принятые в 2014 году, Секретариат ЮНЕСКО, по сути, саботировал. Но мы не опустили руки, и недавно была принята четвертая резолюция, в которой впервые Генеральному директору ЮНЕСКО прямо поручается создать механизм на институциональном уровне мониторинга ситуации в Крыму. Будем добиваться исполнения этого поручения. Что бы ни делала Россия в кулуарах, замусолить тему Крыма мы не дадим.

Повний текст інтерв'ю див.: http://culture.lb.ua