Николай ШУМИЛОВ (Калининград). Восточнопрусский след вывезенных нацистами культурных ценностей из Украины. Записки поисковика

17 листопада 2015

Не буду повторять хорошо известные факты о вывозе нацистами украинских культурных, исторических, церковных и прочих ценностей, о деятельности оккупационного Управления архивов, библиотек и музеев (КУАБМ) и о судьбе искусствоведа, сотрудницы киевских музеев Полины Аркадьевны Кульженко. Рассмотрю более подробно дальнейшую судьбу части народного достояния Украины.

Некоторые адреса назначения грузов нацисты не держали в тайне  (Кёнигсберг, Позен, Ратибор, Радом, Троппау, Берлин, Потсдам, Геттинген, замки Хохштадт и Нойшванштайн), данные о других поисковикам приходится собирать по крупицам по сей день. Одни предметы культуры попали на сборный пункт американской службы по охране памятников в Мюнхене или в руки трофейных команд Красной Армии и вернулись обратно (или в другие республики СССР), другие продолжают лежать в нацистских подземельях. Существенное влияние на вывоз и сокрытие украинского наследия оказал рейхскомиссар Украины, гауляйтер провинции Восточная Пруссия Эрих Кох. Именно благодаря этой ключевой фигуре многие украинские ценности отправились в нацистский Восточнопрусский район сокрытия, располагавшийся в северной части провинции.

Кёнигсберг и другие

Если об утратах достояния Украины известно достаточно много, то о местах его сокрытия - чрезвычайно мало, так как они держались нацистами в строжайшей тайне. Так получилось, что об одной из отправок груза произошло достаточно много утечек информации. Конечно же, я имею в виду вывоз экспонатов Киевских музеев русского искусства, западного и восточного искусства, Харьковского художественного музея и Киево-Печерской Лавры. В документе Оперативного штаба рейхсляйтера Розенберга (он хранится в Центральном государственном архиве высших органов власти и управления Украины) пунктом назначения вагонов значилось имение Рихау под Велау Восточной Пруссии (ныне - пос.Тельманово Гвардейского района Калининградской области). Однако сначала вагоны прибыли в Кёнигсберг, ценности были привезены в городской замок, который в настоящее время называют Королевским, под ответственность директора художественных собраний города доктора Альфреда Роде. О составе груза говорит письмо начальника политического управления Имперского министерства по делам восточных оккупированных территорий референта Геппеля рейхсляйтеру, рейхсминистру Альфреду Розенбергу от 14 сентября 1944 г. с копиями в адрес руководителя управленческой группы "Политика" главного управления "Политика" и начальнику группы по вопросам культуры фон дер Мильве-Шрёдену: "Господину рейхсминистру. Копия - начальнику политического управления штаба оперативного руководства. Без права на вынос! Относительно сохранности вывезенных из оккупированных восточных земель произведений искусства. Рейхскомиссар по делам Украины разместил вывезенные из Киева и Харькова картины и произведения искусства в следующих местах хранения в Восточной Пруссии: 1. Имение Рихау у Велау 2. Поместье Вильденхофф. Речь идёт о 65 ящиках, на содержимое которых прилагается подробная опись. Примерно на 20 ящиков, 57 папок и 1 рулон с гравюрами до сего времени нет описи. Наряду с картинами имеется большое количество редчайших икон, произведения знаменитых мастеров немецкой, нидерландской и итальянской школ XVI, XVII и XVIII веков, а также работы русских художников XVIII и XIXвеков. В общее количество произведений искусства вошли драгоценные произведения из фондов украинских коллекционеров, которые оцениваются на многие миллионы марок. Более того, являясь уникальным собранием с мировой известностью, оно имеет огромное этнокультурное значение...". В документе явно видна озабоченность автора намерением гауляйтера Эриха Коха присвоить ценности. Известна реакция на данное письмо от сентября 1944г.: "Обергруппенфюрер СС, генерал войск СС Готтлоб Бергер, руководитель Главного управления СС, статс-секретарь Имперского министерства по делам восточных оккупированных территорий, направил в адрес начальника имперской канцелярии Ламмерса список на 43 листах с перечнем вывезенных из Киева и Харькова произведений искусства, которые должны быть отправлены в Южную Германию. Предварительно они должны быть изъяты у Эриха Коха в Вильденхоффе" (ныне - Дзиково Илавецке Поморского воеводства, Польша). Однако Кох для удержания и сокрытия ценностей применил свою излюбленную тактику затягивания времени, в результате пути их эвакуации были перерезаны в январе 1945 г. стремительно наступающей Красной Армией. В 24 ящиках находились 364 картины, 9 скульптур, 20690 гравюр из Киевского музея западного и восточного искусства (ныне - Национальный музей искусств имени Богдана и Варвары Ханенко), 281 картина, 12 гравюр, 25 ковров и гобеленов из Харьковского художественного музея (ныне - Украинская государственная картинная галерея в Харькове), неизвестное мне количество экспонатов Киевского музея русского искусства (ныне - Киевский национальный музей русского искусства) и Киево-Печерской Лавры, в том числе более 1000 икон XVI-XVIII веков. Груз из Турецкой крепости города Каменец-Подольский (куда он перевозился с 25 сентября 1943 г. из Киева) в Кёнигсберг сопровождала бывшая сотрудница Киевского музея западного и восточного искусства, во время оккупации директор Музея русского искусства в Киеве Полина Аркадьевна Кульженко с пожилой женщиной, которую она называла няней (немцы считали её матерью Кульженко). В конце 1943 года Кульженко прибыла в Кёнигсберг,  жила в районе Амалиенау, организовала выставки икон и картин в музее замка. 14 января 1944 г. Полину Аркадьевну с киевскими коллекциями  направляют в Рихау, где она проверяет соответствие содержимого ящиков, составляет их описи, научные карточки экспонатов и каталог икон. Об отношении Альфреда Роде к поступившим в Кёнигсберг восточным ценностям рассказал его сын Вольфганг: "Отец говорил мне в конце войны, что не боится прихода русских, ибо совесть его чиста, и он укажет им, где искать похищенные у них ценности - киевские и минские". Вольфгангу вторил бывший сотрудник Инспекции по охране памятников Восточной Пруссии Герхард Штраус: "Я точно припоминаю, как он с большим негодованием относился к нацистам - грабителям произведений искусства - во время показа мне в замке картин из Киева". В конце июня 1945 года Роде был допрошен органами МГБ, где он написал "Заявление о судьбе русских музеев, которые были вручены мне для сохранения и под мою ответственность", из которого стало известно о судьбе украинских картин и икон: "Харьковский музей. После отступления немцев с Украины летом 1943 года мне было передано имущество Харьковского музея, состоящее из: 1. картин западноевропейского искусства 2. русского изобразительного искусства XIXвека 3. нескольких икон и церковной двери из Ковеля. Картины были упакованы в ящики и отправлены в Вильденхоффский замок, имение графов фон Шверин близ Цинтена. В последний раз я видел эти ящики в декабре 1944 года. С января 1945 года это место стало зоной боёв. Иконы были в башне Кёнигсбергского замка, где сохранились. Киевский музей. В декабре 1943 года мне были переданы ценности Киевского музея под особым наблюдением ассистентки Киевского музея Кульженко. Имущество было упаковано в 98 ящиков и отправлено в замок Вильденхофф. В ящиках находилось, кроме картин западноевропейского искусства, примерно 800 икон. Это самое значительное собрание икон в мире. Кроме того, там было много живописи, литографии. Ящики и Кульженко я видел в последний раз в декабре 1944 года". При чтении заявления следует иметь в виду, что доктор Роде в этот период находился под пристальным вниманием нацистского подполья  и давал новым властям только согласованную с ним информацию. После поступления на работу в замок, в июле 1945 года, он сжёг наиболее важные документы, хранившиеся в его кабинете. Аккуратность в действиях не спасла Роде - в декабре того же года он с супругой Эльзой исчез из своей квартиры в сопровождении трёх неизвестных мужчин. Среди уцелевших документов в кабинете доктора Роде в замке было найдено письмо к графу фон Шверин в Вильденхофф от 6 сентября 1944г., в котором Роде выражает надежду, что вещи, эвакуированные в Вильденхофф, находятся в сохранности, и просит, в случае необходимости, вызвать его. В письме от 17 октября 1944г. Роде пишет о намерении приехать в Вильденхофф, чтобы проверить состояние картин и просит сообщить ему расписание поездов и название ближайшей станции. Из разрешения на поездку и командировочного отчёта видно, что Роде поехал в усадьбу уже на следующий день. В письме обербургомистру Кёнигсберга Хельмуту Виллю от имени Управления культурных учреждений города 27 октября 1944г. Роде пишет о том, что фронт придвинулся к Велау, и советует перевезти 78 ящиков с художественными собраниями Киева из Рихау в Вильденхофф, где есть место для их хранения. Получается, что в этот период коллекции были разделены, как минимум, на две части, хранившиеся в Вильденхоффе и Рихау. В письме от 10 ноября 1944г. Роде даёт предписание о порядке перевозки груза и её исполнителе - транспортной фирме "А.Миллер - Кёнигсберг", указывает сроки и сопровождающих лиц  - себя, Кульженко и её няню. По некоторым данным груз сопровождала охрана из СС. 15 ноября 1944г. Роде сообщает в Управление культурных учреждений Кёнигсберга, что ящики с имуществом Киевского музея перевезены 13-14 ноября из Рихау в Вильденхофф и размещены в подвале дворца. Граф Отто фон Шверин в октябре был призван в армию и погиб 16 января 1945г. в оборонительных боях на реке Нарев. Кульженко и её пожилую спутницу приняла графиня Эстер фон Шверин, которая эвакуировалась в центральный район Германии в середине января 1945г. По рассказу П.А. Кульженко, немецкие солдаты подожгли дворец при отступлении в ночь с 17 на 18 февраля и все ценности сгорели при пожаре. 12 июня 1945г. руководитель поисковой группы Государственного исторического музея и Института истории материальной культуры АН СССР профессор А.Я. Брюсов вместе с Альфредом Роде съездил в Вильденхофф на поиск пропавших ценностей. Ничего не нашли, кроме разбросанных по полу подвала документов из архива графов фон Шверин (обратим внимание на тот факт, что они не сгорели при пожаре). Брюсов подметил полное равнодушие доктора Роде к пропаже, как будто он знал её истинное местонахождение...

                                                                        Пепел Вильденхоффа

   18 февраля в Вильденхофф пришли советские разведчики и приказали всем жителям проследовать в город Ландсберг. В комендатуре Ландсберга Кульженко рассказала о произошедшем. В течение месяца Полина Аркадьевна проходила проверки СМЕРШ и НКВД на сборно-перевалочных и проверочно-фильтрационных пунктах в Бартенштайне, Сувалках и Фридланде. 15 марта 1945г. ей по её просьбе организовали поездку в Вильденхофф в сопровождении капитана В.Г. Шубина. В подвалах дворца не было обнаружено ни экспонатов, ни их частей, ни значительного количества пепла (вспомним, что и в июне там не нашли ничего существенного профессор Брюсов и доктор Роде). В мае 1945г. не стало няни Полины Аркадьевны. В июне 1945г. Кульженко вернулась в село Синява Киевской области, где устроилась на работу медсестрой на сахарный завод. Однако в 1946 году она была арестована и осуждена на 10 лет за сотрудничество с нацистами, отбыла срок под Ярославлем в ИТК п/я ЮН 83/12 УМВД по Ярославской области, где вязала хозяйственные сетки. После освобождения Полина Аркадьевна проживала и работала по специальности в Костроме. До своих последних дней, по словам ближайшей подруги Полины Ефимовны Ильиной, она выбирала день для какого-то очень важного заявления о пропавших коллекциях, но так и не успела это сделать. Приехавшей к ней сотруднице одной из калининградских поисковых экспедиций Полина Аркадьевна сказала: "Копайте глубже. Почувствую, что смерть на пороге, сообщу тебе, где..."

   В 1959-1960гг. на месте дворца графов фон Шверин работала польская поисковая группа под руководством председателя Русского культурно-просветительского общества в Ольштыне Станислава Юндзилла с привлечением эксперта-криминалиста. В августе 1960г. она нашла в подвале в незначительном слое пепла табличку с надписью на старославянском языке: "В 1544 году Семён Андреевич подарил Саве посвящённому эту святую дверь разбойника Благоразумного в память о своих родителях" (возможно, табличка была от церковной двери из Ковеля), кусочки керамики и слоновой кости. В 1979 году в имении работала польско-российская экспедиция под руководством профессора Щислава Раевского. В подвалах были найдены печать короля Пруссии Фридриха II Великого, медали и барельефы XV-XVIвеков, полусгоревшие эскизы и офорты восточнопрусского художника Ловиса Коринта, китайские фарфоровая ваза и чайник, японские миниатюры из слоновой кости, керамика, скульптуры из мрамора, несколько окладов икон, фрагменты мебели и рамы от картин. Анализ находок показал их происхождение из музея графов фон Шверин. При этом не было найдено такого количества пепла, который мог бы образоваться при сгорании более 100 ящиков с картинами и иконами. С. Юндзилл также получил сведения от свидетелей, что перед приходом Красной Армии из дворца немцами были вывезены под охраной ящики. По данным калининградского историка Авенира Петровича Овсянова, в 1958г. в Калининграде были найдены очевидцы событий в Вильденхоффе зимой 1944/1945гг. Антонина Тимофеевна Зуйкова и её сын Евгений Васильевич, бывшие в то время на принудительных работах в имении. Е.В. Зуйков рассказал, что за два-три дня до ухода немцев из подвала дворца был слышен стук от каких-то работ. Он же подтвердил, что пожар во дворце начался с первого этажа. Начальник отдела HA VIII/8  МГБ ГДР полковник доктор Пауль Энке, занимавшийся проблемой розыска перемещённых культурных ценностей, получил информацию о том, что произведения искусства незадолго до пожара были вывезены из имения и спрятаны в неких подземных коммуникациях в окрестностях (под окрестностями может пониматься зона радиусом до 20-30км). Энке заинтересовался Вильденхоффом в связи со свидетельством гражданина ГДР Адольфа Рихтера о словах Альфреда Роде о том, что во дворце вместе с украинскими ценностями сгорела и ... Янтарная комната (типичный пример дезинформации). Имеются также данные о том, что в январе 1945г. под сопровождением доктора Роде из Вильденхоффа на станцию Розиттен (ныне - Богатово Багратионовского района Калининградской области) был отправлен вагон с культурными ценностями. Данная станция была расположена недалеко от имения в местности Штаблак на ветке железной дороги Цинтен - Прейсиш Эйлау.  12 февраля Красная Армия с боями овладела опорным пунктом Розиттен и захватила на станции в качестве трофеев 49 паровозов и 283 вагона с грузами (о характере грузов Совинформбюро в сводке не сообщило). Возможно, что эти грузы нацисты просто не успели загрузить в подземное хранилище. В этой связи мне вспомнилась записка о результатах работы тыла 50-й армии РККА, найденная в ЦАМО РФ с.н.с. Калининградской геологической археологической экспедиции (КГАЭ) В. Г. Ефимовым в 1977г.: "За период с 22 января по 1 марта 1945г. трофейными частями армии было захвачено и учтено: ... Музей УССР, вывезенный немцами из Киева - 1...". Станция, по официальным данным Имперской железной дороги, не была узловой или сортировочной. По немецкому военному архивному документу в Розиттене находилось отделение некой службы питания 850 Сухопутных сил, в самом же посёлке проживало немногим более 800 человек. Примечательно, что в этом районе в марте 1945г. была разоблачена и арестована НКВД немецкая подпольная диверсионная группа из 11 человек под руководством крупного местного землевладельца Розинова, который был уличён в участии в грабеже культурных ценностей Днепропетровской и Запорожской областей Украины. Характер деятельности и численность данной группы говорят о том, что, возможно, она была одним из отрядов ополчения "Вервольф", которые нацисты зачастую оставляли для контроля территорий с тайниками. Есть и другие сведения о нахождении в этом районе одного из многочисленных нацистских подземных складов Калининградской области. Здесь работали рабочие команды из военнопленных крупного лагеря "Шталаг-1А" (Штаблак, ныне - пос. Долгоруково). Нацисты создавали тайники в районах с преобладанием немецкого населения, так как придавали важное значение лояльности местных жителей. Именно этим Розиттен отличался от Вильденхоффа, в котором большинство населения составляли этнические поляки. В 1938 году часть земель имения была изъята в пользу военного учебного полигона Штаблак, но по новому назначению они были использованы не все.

                                                                         Всплывающие шедевры

   Уже в середине апреля, едва отгремели бои в Кёнигсберге, сюда начали приезжать поисковые бригады и группы из Москвы, Ленинграда и Воронежа. Традиционно главным объектом осмотра становился замок. И, как ни странно, в нём находили кое-что интересное. Уже 25 апреля экспедиция под руководством полковника, профессора МГУ им. М.В. Ломоносова и СХА им. К.А. Тимирязева Д.Д. Иваненко составила "Акт обнаружения ценных предметов в помещениях замка Кёнигсберга", в котором говорилось: "25 апреля 1945 года при осмотре помещений Кёнигсбергского замка - музея обнаружены следующие предметы: ... 12 рам картинной галереи Киевского музея, одна из рам принадлежит полотну Айвазовского "У Константинополя"... Имеется в ЦГА РФ и "Опись вещей, найденных при раскопках в Королевском замке в г.Кёнигсберге в июне-июле 1945 года" из отчёта от 29 июля 1945г. поисковой группы Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при СНК РСФСР уже знакомого нам профессора А.Я. Брюсова с перечислением следующих картин:  Колесников "Пейзаж" 1912г., Демьянов "Сад" 1910г., Филиппов "Пейзаж" 1902г., неизвестный художник (Айвазовский? - прим. автора), марина, Гагарин "Старуха" 1882г.,  Виллевальде "Горный пейзаж" 1871г., русский художник середины XIXвека "Сцена в окрестностях Рима", неизвестный художник  "Вечер в Милане", неизвестный русский художник "Монастырь", Люлен Лантье  "Слепая турчанка с мальчиком" , неизвестный художник  "Жанровая сцена", неизвестный художник XVIIвека "Вакханалия", неизвестный художник XIXвека "Натюрморт", Брейгель "В нотариальной конторе", художник школы Вероккио "Амур и Психея", Шишкин "Вечерняя заря", Маковский  "Наём прислуги", художник школы Дюрера "Лютер и Меланхтон на фоне города Виттенберга", неизвестный художник "С молотка", неизвестный художник "Ужин", Куетт "Царь пустыни", ... большая разбитая фарфоровая ваза с изображением сцены урока музыки Российского Императорского фарфорового завода из Киевского музея XVIIIвека, три картины из Днепропетровского художественного музея (портреты) и другое, а также опись картин, вывезенных в Вильденхофф... (эти шедевры, упакованные поисковой группой в 60 ящиков для отправки в Москву, бесследно исчезли в послевоенном Кёнигсберге).

   В конце 70-х годов в Пермской картинной галерее была обнаружена картина голландского художника Корнелиуса Бельта "Берег в Схеванингене" из Киевского музея западного и восточного искусства, находившаяся в одном из ящиков, вывезенных нацистами из Киева. В той же галерее позднее была обнаружена ещё одна киевская картина Яна Миля "Лаццарони" (эти картины были куплены в Кёнигсберге в 1945 и 1946 годах).

   Заместитель генерального директора Киевского национального музея русского искусства Елена Игоревна Ладыженская рассказала пару лет назад в СМИ об обнаружении утраченных экспонатов музея - эскиза пейзажа неизвестного художника в Новгородском музее и картины Василия Штернберга "Итальянка у водоёма"  у киевлянина. Картины были куплены в Германии сразу после войны. Здесь необходимо заметить, что, по рассказам первых советских переселенцев, в 1945 - 1947гг. немецкое население Кёнигсбергской (Калининградской) области сильно голодало и на стихийно возникающих рынках обменивало любые ценности на продукты (возможно, такая судьба постигла киевские картины, 12 рам от которых были найдены в замке).

   В январе 2010 года в Калининграде на чердаке заброшенного дома была обнаружена картина Сергея Васильковского конца XIXвека - пейзаж с кипарисами, оливковой рощей, цветущим миндалем, горами и тропинкой на склоне горы.

   В мае 2011 года на одном из европейских аукционов появился "Аркадский пейзаж" голландского мастера Корнелиса ван Пуленбурга XVII века, который выкупил Международный благотворительный фонд Александра  Фельдмана. 15 апреля 2015г. картина вернулась на своё место в Национальном музее искусств имени Богдана и Варвары Ханенко.

   Данные факты говорят о том, что коллекции дробились и распределялись нацистами, часть экспонатов была оставлена ими в замке Кёнигсберг для того, чтобы ослабить стремление советских органов к поиску истинных мест массового захоронения культурных ценностей.

                                                                                Тайники нацистов

   В северную часть Восточной Пруссии в период Второй мировой войны прибыли десятки тысяч вагонов, тысячи транспортных самолётов и десятки морских судов с награбленными на оккупированных территориях ценностями. Нет сомнения в том, что данные потоки грузов контролировались Эрихом Кохом и частично - Германом Герингом. Вывезено в центральную часть рейха было немного. Гауляйтер провинции строжайше запретил вывоз ценностей за её пределы якобы для борьбы с капитулянтскими настроениями. Возможно, самой крупной отправкой культурных ценностей из провинции была колонна из 8 грузовиков с коллекцией Эриха Коха, выехавшая 9 января 1945 года из замка Кёнигсберг в Саксонию. По данным А.П. Овсянова, в описи груза значится множество западноевропейских картин и несколько полотен русских художников: "Девушка, вяжущая снопы" 1877г., "Портрет девочки в овале" 1858г., "Вид широкой реки" 1896г.. Были отправлены из Кёнигсберга в центр Германии, на запад провинции и в Западную Пруссию часть архивов, фондов библиотек и музеев Кёнигсберга. Остальные культурные, исторические, церковные и прочие ценности были надёжно сокрыты в многочисленных тайниках. Перевозка и исчезновение экспонатов киевских и харьковского музеев - это лишь верхушка огромного айсберга, проявившаяся в результате допроса доктора Роде и находки ряда документов. На Украине в вывозе ценностей принимали участие более 50 ведомств Третьего рейха: структуры группы армий "Юг" Сухопутных сил, войск СС , рейхскомиссара Эриха Коха и рейхсмаршала Германа Геринга,  зондеркоманда (батальон) СС "Кюнсберг", Оперативный штаб рейхсляйтера Розенберга, зондеркоманда СС "Янкун" при обществе "Аненербе", фирма "Пакетаукцион", гестапо и многие другие. Активно содействовали Эриху Коху в грабеже чиновники - выходцы из Восточной Пруссии: Пауль Даргель, Хельмут Вилль и Вальдемар Магуния (Киев), Фриц Никау и Эвальд Опперманн (Николаев), Альфред Гилль (Запорожье), Клаус фон дер Гребен (Ровно), Фридрих Шидат (Кривой Рог) и другие. Кох сумел убедить многих командиров вермахта и войск СС в целесообразности и безопасности сокрытия их трофеев в северной части Восточной Пруссии. На этой территории гауляйтером  была организована своеобразная индустрия массового захоронения ценностей при участии специальных команд, структур СС (в том числе дивизии "Тотенкопф") и зондеркоманды отдела ГУИБ при Имперском министерстве авиации. "Коричневый царь Востока", "фюрер народной армии Восточной Пруссии", "Эрих кровавый", "король гау", пользуясь своей неограниченной властью и доверием фюрера, направил на строительство подземных хранилищ значительные финансовые средства рейха, строительные организации, роты охранных батальонов и сотни тысяч военнопленных. По свидетельству немецкого писателя Юргена Торвальда  (настоящее имя - Хайнц Бонгарц, книга "Разгром на Востоке", издана в России в2006г.), Эрих Кох добился разрешения Гитлера сделать так, чтобы его партийные функционеры управляли армейским персоналом и выслеживали капитулянтов и заговорщиков. По Торвальду, после назначения Коха 16 ноября 1942г. имперским комиссаром обороны провинции Восточная Пруссия в ней началось строительство подземных арсеналов и заводов, независимых от войск регулярной армии. На самом же деле все эти многочисленные и внушительные объекты были ни чем иным, как складами для награбленного. Так возник  Восточнопрусский район сокрытия нацистами культурных и прочих ценностей. В транспортных документах пунктом назначения обычно значился Кёнигсберг, дальнейший путь ценностей держался в строжайшем секрете, документы с названиями местности сокрытия не составлялись. Поэтому сейчас достаточно сложно идентифицировать тайники, в которых находятся украинские культурные и прочие ценности. Иногда такие предположения можно сделать по косвенным признакам (показания свидетелей, принадлежность земельных участков чиновникам и командирам войсковых соединений, действовавшим на территории Украины). Сохранность картин вызывает опасения из-за несоблюдения необходимых климатических условий их хранения.

                                                                                   Эпилог

   Ни один чиновник, поисковик или деятель культуры УССР, Украины не приезжал по проблеме утраченных национальных культурных ценностей в Польшу и в Калининградскую область России, ни один меценат, спонсор, инвестор или простой гражданин не вложил ни одной копейки в их розыск. Это же касается в равной степени Беларуси, Латвии, Эстонии и Польши.  Литва вывезла в 1945 г. свои культурные ценности, но, возможно, не все. Россия провела более 60 малоэффективных экспедиций. Ни одно из двух сотен крупных и средних нацистских подземных хранилищ так и не было вскрыто...

   Кому же нужны в настоящее время поиск и извлечение утраченных национальных культурных ценностей народов, кроме алчных людей - криминалитета, кладоискателей и чёрных копателей? Обратимся за ответом на данный вопрос к строкам из дневника Полины Аркадьевны Кульженко: "Культура, наука, искусство - это солнце, которое светит для всех одинаково и не теряет при этом своего блеска, не тускнеет. Это - как родник свежей воды, утоляющий жажду всем, кто припадает к нему, больному и здоровому, доброму и злому; воды его не иссякают и не мутнеют. Это - врач, исцеляющий каждого, кто к нему обращается, друга и недруга"

Николай Шумилов (Калининград), поисковое объединение "Белый поиск"

июнь 2015г.  - специально  для  АЕЖ

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Секретно
ЦК КПСС

По полученными органами госбезопасности сведениями, вывезенное фашистами в 1944 г. из музеев Киева и Харькова большое количество художественных ценностей (старинные иконы, произведения выдающихся мастеров живописи, графики и народно-прикладного искусства) было спрятано в Восточной Пруссии в районе населенного пункта Рихау (ныне поселок Кальманово Калининградской области) и в поместье Вильденгоф [1] (ныне территория, отошедшая ПНР).

По неофициальным данным 85 ящиков с художественными произведениями якобы до сих пор находятся в названных местах.

Информируя Вас об этом, просили бы поручить соответствующим органам принять меры к розыску указанных ценностей.

Прилагаем русский перевод фотокопии секретного донесения от 14 сентября 1944 г. на имя имперского министра Германии «О предметах искусства, вывезенных с Украины».

Секретарь ЦК КП Украины А. Скаба [2]

2 февраля 1968 г.

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 60. Д. 65. Л. 16. Подлинник. Машинопись. Подпись – автограф. В правом верхнем углу стоит штамп ЦК КПСС и вписан делопроизводственный номер документа «330 — А/2»

 

Копия

Секретно

Перевод с немецкого

 

Руководитель группы П. 4                                                                                                          Берлин, 14 сентября 1944 г.

                                                                                             Принц Луис Фердинанд штр. 2

телефон: 16 4361

 

Секретно!

Г-ну имперскому министру

через начальника руководящего штаба по вопросам политики

О предметах искусства, выведенных с Украины

Имперский комиссар по делам Украины разместил картины и предметы искусства, вывезенные из Киева и Харькова, в следующих местах в Восточной Пруссии:

  1. Заселенный пункт Рихау (Richau) под Велау (Wehlau).
  2. Поместье Вильденхофф (Wildenhoff) — хозяин граф Шверин [3].

В данном случае речь идет о 65 ящиках, на содержимое которых составлена точная опись. Опись на остальные 20 ящиков, 57 папок и 1 рулон гравюр пока что не составлена. Среди картин имеется большое количество старых икон, произведений известных мастеров немецкой, голландской и итальянской школ 16, 17 и 18-го столетий, а также работы лучших русских мастеров 18 и 19 века. Все это представляет собой наиболее ценные предметы искусства из общественных украинских хранилищ, которые по предварительным оценкам стоят многие миллионы. Кроме того, эта коллекция, имеющая международное значение, будет представлять большое этическое и культурно-политическое значение для тех, кто сейчас или в будущем стремится сотрудничать с рейхом.

Прошу принять к сведению.

В соответствии с распоряжением имперском канцелярии от 8.11.1940 г. — Рк 15 666 Б — аналогичный список был одновременно отправлен в архив фюрера.

Верно [подпись неразборчива]

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 60. Д. 65. Л. 17 — 18. Копия.

 

ЦК КПСС

20 августа 1968 г.

По просьбе отдела культуры ЦК КПСС Министерство культуры СССР, рассмотрев представленные материалы о советских художественных ценностях, вывезенных немецко-фашистскими захватчиками с территории Украины в период Великой Отечественной войны 1941 — 1945гг., может сообщить следующее:

Розыском произведений изобразительного искусства, вывезенных с территории Украины немецко-фашистскими захватчиками и указанных в немецком секретном документе от 14 сентября 1944 года, занимались представители Комитета государственной безопасности и Министерства культуры УССР, которые выезжали на место в Калининградскую область. До сих пор, к сожалению, тщательная проверка мест, указанных в документе и розыски на территории СССР, положительных результатов не дали.

Возможно эти ценности при отступлении немецких войск из Пруссии были перебазированы на Запад.

Заместитель министра культуры СССР В. Попов [4]

 

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 60. Д. 65. Л. 19. Подлинник. Машинопись. Подпись – автограф. В правом верхнем углу стоит штамп ЦК КПСС.

 

ЦК КПСС

О розыске художественных ценностей, вывезенных из Украины немецко-фашистскими оккупантами

3 сентября 1968 г.

ЦК КП Украины обратился с просьбой принять меры в розыске художественных ценностей, вывезенных из Украины немецко-фашистскими оккупантами на территорию бывшей Восточной Пруссии.

Проведение розыска было поручено Министерству культуры СССР. Зам. министра культуры СССР т. Попов доложил о проведанных работах. Тщательная проверка мест в Калининградской области, указанных в письме ЦК КП Украины, положительных результатов не дала. В целях проверки пункта, находящегося ныне на территории Польши, Министерство вступило в переговоры с польскими организациями. О результатах Министерство культуры СССР сообщит дополнительно.

Ответ сообщен ЦК КП Украины (т. Овчаренко) [5].

Замзав Отделом культуры ЦК КПСС З. Туманова [6]

3 сентября 1968 г.

 

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 60. Д. 65. Л. 20. Подлинник. Машинопись. Подпись – автограф. В правом верхнем углу стоит штамп ЦК КПСС.

 

  1. Считается, что именно в поместье Вильденгоф была сосредоточена самая ценная часть так называемой «украинской коллекции», состоящая из предметов искусства, вывезенных из Киева и Харькова, в том числе из Киево-Печерской Лавры. Часть коллекции была вывезена в Тюрингию и оказалась в руках советских и американских солдат, попала обратно на Украину. Другая часть якобы сгорела в январе 1945 г. в самом поместье.
  2. Скаба А.Д. (1905 – 1986) – партийный и государственный деятель Советской Украины. В 1959 – 1968 г. (до конца марта) занимал пост секретаря ЦК компартии Украины по идеологической работе.
  3. граф Шверин фон Крозинг Лютс Иоганн (1887 – 1977) – министр финансов Германии, член Имперского Совета обороны.
  4. Попов В.И. (1925 – 1989) – советский государственный деятель. В 1966 – 1979 гг. – заместитель министра культуры СССР.
  5. Овчаренко Ф.Д. (1913 – 1996) – партийный деятель Советской Украины. В 1966 – 1972 гг. – секретарь ЦК компартии Украины.
  6. Туманова З.П. (1922 – 2000) – советский партийный деятель. В 1966 – 1986 гг. – заместитель заведующего отделом культуры ЦК КПСС.

                                             Материалы Приложения подготовлены канд. истор. наук Никитой Пивоваровым

На фото:   Советские военнопленные в качестве подсобных рабочих около Киевского музея;  рабочий кабинет Штаба Розенберга  в Киеве