Истории прошлого: Дискуссия по поводу возвращения "Коллекции Кенигса" из Киева в Нидерланды

16 жовтня 2016

Ольга  ПЕТРОВА   "Коллекция Кенигса" в Киеве

Более полувека в Спецхране Киевского музея западного и восточного искусства (ныне — музей им. Варвары и Богдана Ханенко) в атмосфере строжайшей секретности хранилась часть «Коллекции Кенигса» (139 рисунков и 3 офорта). Большая часть собрания находится в Москве. В киевской коллекции есть работы Альбрехта Альтдорфера «Избиение младенцев» (ок.1512—14 гг.), Лукаса Кранаха Старшего «Адам и Ева в раю» (ок. 1530 г.), а также ряд композиций Альбрехта Дюрера, Ханса Хольбейна Старшего и Младшего. Эти имена известны любому образованному человеку. Также обращают на себя внимание рисунки мастеров: Грина Ханса Бальдунга «Святой Иоан Евангелист (1510 г.), Адама Эльсхеймера «Человек в длинном плаще», Вольфганга Хубера «Святой Себастьян» (1508—10 гг.) и многих других авторов, работавших на рубеже Средневековья и Ренессанса в Германии. Рисунки, чаще всего выполненные пером по тонированной бумаге, артистичны. Объемы фигур моделированы легкими штрихами белил, нанесенных на освещенные поверхности тел, на лица персонажей, на драпировки. Графика коллекции — истинная музыка для глаз. Это собрание европейского рисунка ХV—ХVІ веков до начала Второй мировой войны было собственностью немецкого финансиста, предпринимателя и азартного коллекционера Франца Кенигса. В результате финансового кризиса, постигшего Кенигса, как следствие многосложных интриг и спекуляций, при пособничестве директора музея «Бойманс», что в Роттердаме, владельцем коллекций становится Адольф Гитлер. Именно этот факт был основанием для конфискации собрания рисунков в пользу СССР в качестве контрибуции. Законность прав СССР и стран-союзников на конфискацию собственности Адольфа Гитлера признана на Ялтинской конференции 1945 г. и подтверждена на симпозиумах по «трофейной» проблематике в Нью-Йорке (1995 г.) и Вашингтоне (1998 г.). Коль скоро юридическая правота СССР не подвергалась сомнению мировым сообществом, политической ошибкой видится полувековое сокрытие коллекции в Спецхранах как в ГМИИ им.Пушкина (Москва), так и в Музее им.Варвары и Богдана Ханенко (Киев). Сегодня Нидерланды предъявляют свои права на «Коллекцию Кенигса» как сторона, пострадавшая от гитлеризма, а также на основании Декрета А-6, изданного королевой Нидерландов, в то время (годы оккупации) находившейся в Лондоне. Декрет запрещал «входить в сделки с врагом... без предварительного разрешения правительства в изгнании», чем пренебрегли нидерландские пособники Гитлера. Они, вероятно, не сочли нужным дважды пересекать линию фронта по пути в Лондон, рисковать жизнью, дабы испросить высочайшего разрешения на продажу немецкой коллекции немецкому фюреру. Ввиду военной ситуации требования Декрета были невыполнимы. Как бы там ни было, но голландская сторона, однажды получив денежную компенсацию за коллекцию в виде торговой сделки, теперь хочет видеть ее вновь в своей собственности. Что ж, весьма элегантное решение! История «Коллекции Кенигса» сродни детективу. Потомственный банкир Франц Кенигс в 1911 г. унаследовал от отца пост директора банка «Дельбрук Шиклер и К°» (Берлин). В банке, имевшем тесные связи с нацистами и лично с Гитлером, был создан «Специальный фонд Музея фюрера». С 1922 г. г-н Кенигс проживал в Голландии, оставаясь немецким подданным. К этому времени относится бурная деятельность Кенигса-коллекционера. К началу «великой депрессии» 1929 г., которая отразилась на бизнесе Ф.Кенигса, он был владельцем 2671 рисунка старых мастеров и 47 картин. В надежде поправить пошатнувшиеся финансовые дела коллекционер закладывает собрание в германский банк «Лиссер и Розенкранц» (отделение в Амстердаме) при условии размещения рисунков в музее. С 1935-го по 1939 г. коллекция была помещена на временное хранение в музее «Бойманс» в Роттердаме. Именно тогда коллекция экспонировалась во многих городах Европы, изучалась искусствоведами. Сведения о ней находим в трудах Михаила Либмана (Москва). Дальнейшая судьба как коллекции, так и ее владельца драматична. К началу немецкой оккупации Нидерландов Франц Кенигс был не в состоянии погасить одолженную ему банком ссуду, поэтому он теряет право собственника. А в 1941 году погибает при невыясненных обстоятельствах. Директору банка «Лиссер и Розенкранц», отбывавшему в Америку и намеревавшемуся увезти туда коллекцию, перешедшую в его собственность, помешал убежденный нацист Дирк Ханнем — тогда директор музея «Бойманс». Коллекция была продана «угольному королю» Голландии Даниэлю Ван Бейнингену, всю войну сотрудничавшему с фашистами. Сегодня, по прошествии полувека, один лишь факт голландского гражданства Ван Бейнингена, по мнению юристов Нидерландов, служит основанием для возвращения коллекции в Голландию. Возможно, подданство Ван Бейнингена — серьезный аргумент, если бы не «сделка с врагом» — именно Д.Ван Бейнинген продал коллекцию в собственность Гитлеру, задумавшему создать в Линце самый грандиозный в мире музей изобразительного искусства. Все документы — переписка сторон, договоры торговой сделки — нынче хранятся в Москве, в «папке Кенигса». Она попала в СССР вместе с трофейной коллекцией. «Документы неопровержимо свидетельствуют, что продажа рисунков гитлеровскому эмиссару носила абсолютно добровольный характер», — пишет московский автор Н.Петровский. Тому подтверждение эпистолярия г-на Ван Бейнингена: «Мой тесть (посредник в торгах) сказал мне: «Ни я не хочу обмануть фюрера, ни фюрер меня. ...Но если дело будет завершено (чего я, естественно, желаю всей душой), не надо быть мелочным». Добровольность сделки очевидна. Таким образом, пособничая Гитлеру, Д.Ван Бейнинген продал фюреру коллекцию, с 1939 года принадлежавшую немецкому банку «Лиссер и Розенкранц», а после бегства директора банка Крамарски, запуганного Д.Ван Бейнингеном, в Америку, коллекция органично перешла во владение Адольфа Гитлера. Роль нидерландского гражданина в этой авантюре скорее позорна, нежели почетна. Она обнаруживает двойной стандарт в осмыслении истории коллекции. Интересно и то, что по окончании войны директор музея Д.Ханнем отбывал наказание за пособничество фашистам, а Д.Ван Бейнинген, чей угольный бизнес расцвел именно во времена гитлеризма, к ответственности никогда не привлекался. Итак, в сегодняшних претензиях Нидерландов на право владения «Коллекцией Кенигса» слабых мест гораздо больше, чем убедительных аргументов. Может, именно этим объясняется атмосфера таинственности, чуть ли не государственной тайны, которыми окутана предполагаемая экспозиция рисунков из «Коллекции Кенигса» в Киевском музее им. Богдана и Варвары Ханенко? С сотрудниками музея говорить о коллекции не представляется возможным — никто не желает слова сказать о коллекции. Директор музея также отказывается комментировать ситуацию. Есть все основания полагать, что выставка, подготовленная без участия украинских специалистов в атмосфере строжайшей тайны, которая неизвестно когда и на какой срок будет открыта и даст ли возможность увидеть лучшие образцы коллекции, – наш единственный шанс познакомиться с тем, что, по идее, нам же и принадлежит. И чем наши чиновники, судя по всему, решили распорядиться без нас. В зал экспозиций можно попасть разве что через дымоход камина, так как дверь, за которой скрывается экспозиция, не открывается ни на какой «сезам». Именно этим путем воспользовался автор — картонные крылья не слушались, но все же удалось спланировать на искомый дымоход. С информацией об истории и составе киевской части коллекции помогли московские авторы, которые с 1993 года ведут борьбу за сохранение своей части «Коллекции Кенигса». Если диалог между российской и нидерландской сторонами о коллекции длится публично уже девять лет, то киевская ситуация тлеет «под ковром» высоких кабинетов. В Москве мнение юристов, склонных считать притязания Нидерландов справедливыми, активно оспаривают защитники собрания рисунков из кругов «музейщиков», искусствоведов, журналистов. Там идет сложный, но демократичный диалог. Киев демонстрирует гробовое молчание, точнее — умалчивание проблемы. Московский автор Валерий Фатеев в статье «Как продают историю» с болью пишет: «Нынешние отечественные «европейцы» с полным правом могут гордиться успехами по зачистке культурного пространства России от трофейного наследия... В повседневный обиход уже запущен оборот «финансовая помощь российской культуре в обмен на шедевры», широко используемый чиновничьей братией. Коварство этой стратегии... очевидно». В этом историко-музейном детективе больше вопросов, чем ответов. Поэтому принимаемые решения не должны быть поспешными, тем более что Украина, как новое политическое государство на карте мира, поставлена перед необходимостью вырабатывать собственное законодательство, в том числе и в сфере культуры. Конкретизируя вопрос о дальнейшей судьбе «Коллекции Кенигса», заметим, что в межгосударственном диалоге нелишне учитывать интересы Украины. В 1941—1945 гг. страна, по которой нацисты прошли дважды — с запада на восток, а потом обратно, потеряла много больше, чем европейские государства. Там Гитлер покупал коллекции, здесь — грабил. Из одного только Музея им. Варвары и Богдана Ханенко оккупанты похитили 25000 единиц хранения. В переговорах о возвращении культурных ценностей кому бы то ни было этот факт из виду упускать недопустимо. Никто до сих пор не поднял вопрос об утраченном. Киевская часть «Коллекции Кенигса», пролежавшая «в ссылке» 57 лет, не могла быть изучена киевскими искусствоведами, по тем же причинам она не имеет финансовой оценки (эквивалента) на уровне мировой художественной и рыночной экспертизы. Непроработанной остается правовая база. Все это реальные основания для неспешного решения судьбы коллекции. Почему же с такой стремительностью коллекцию рисунков готовят к отправке в Нидерланды? Ведь единственным аргументом, причем зыбким, служат сомнительные выводы московских юристов, сработанные «под заказ». Почему в Киеве так затянулось обнародование «Коллекции Кенигса» в открытой экспозиции? Ведь картины и рисунки, часть которых представляют немалую художественную ценность, вот уже 57 лет скрыты от человеческих глаз. И чем объяснить «обет молчания» вокруг вопроса, который по всем демократическим нормам, хорошо известным и украинской, и нидерландской стороне, давно должен стать предметом публичного обсуждения?

Джерело

 

Ольга  ПЕТРОВА  Подарок из чужого кармана

Время летних отпусков каждый ждет с нетерпением. Замирают шумные школьные коридоры и сессионный зал Верховной Рады. Каникулы — золотая пора не только для переутомленных граждан Украины, но и для изобретательного чиновничества высшего ранга. В короткий период лета, когда внимание соотечественников сосредоточено на расписаниях туристическо-транспортных услуг, надо не терять время, пока гражданам Украины не к кому обращаться за помощью — народные избранники на каникулах. Неоднократно испытанным опытом «летнего экстрима» воспользовалось Министерство культуры и искусств Украины, чтобы в режиме «служебной тайны» вывезти из Украины и подарить Нидерландам коллекцию Кенигса, переданную Украине в качестве частичной компенсации за человеческие и материальные потери в годы гитлеризма. Историю коллекции, ее современное состояние и общественную ситуацию вокруг нее «Зеркало недели» освещало в № 14 (489), № 17 (493) и № 24 (496). Писали об этом и другие издания, в частности «Голос Украины» в № 99 (3349). Продолжавшийся во властных кабинетах переговорный процесс по вопросу реституции коллекции склонялся к решению о паритетных условиях: Украина передает коллекцию Кенигса — Нидерланды возвращают во Львов две гравюры А.Дюрера, перемещенные из Украины в Голландию во время войны 1941—1945 гг. На вполне аргументированные требования украинской стороны получили категоричный ответ посла Королевства Нидерландов в Украине Моник Франк. В интервью «Зеркалу недели» (29.05. № 21 (496) о гравюрах Дюрера г-жа Франк сказала: «Не стоило бы говорить об этом, акцентируя понятия «обмен» или «сделка». По мнению украинских депутатов Л.Танюка и Б.Олейника, академиков М.Поповича, И.Дзюбы, А.Федорука, А.Чебыкина, классика украинской литературы П.Загребельного, интеллектуалов — культурологов и искусствоведов, творческой молодежи, коллекция как народная собственность должна была бы остаться в Украине. Председатель комитета по вопросам культуры и духовности Лесь Танюк сделал депутатский запрос об отмене распоряжения Кабинета министров Украины о возвращении коллекции Кенигса правительству Королевства Нидерландов и передал дело в Генпрокуратуру. Внезапно, во время развернувшегося демократического диалога, 23 июня 2004 г. коллекцию изымают из музея им. Б. и В.Ханенко по приказу министра культуры Ю.Богуцкого. Акция состоялась в стиле советского административного давления. Дирекции музея предъявлена информация о якобы отзыве Л.Танюком депутатского запроса и заявления в Генпрокуратуру. На наш вопрос о судьбе заявления господин Танюк ответил: — Решение Комитета по вопросам культуры и духовности никто не отменял, не пересматривал. Заявления из Генпрокуратуры не отзывалось. Мы получили информацию от вице-премьера И.Кириленко о том, что в обмен на Коллекцию Кенигса Украина получит две работы А.Дюрера, вывезенные из Львовского музея. Однако, когда я спросил об этом голландцев, они очень удивились – оказывается, с ними подобные переговоры не велись. То, что случилось с Коллекцией Кенигса, мы считаем нарушением закона. С музейного порога коллекция попадает на борт самолета, который берет курс на Амстердам. Все причастные довольно потирают руки. Попытаемся посмотреть на событие без эмоций, которые непременно возникают, если твоя нравственность не деформирована и совесть не спит. Холодным разумом отметим одни лишь нарушения закона, их наглядность ошеломляет. Именно об этом писал академик М.Попович: «В таком случае возвращение коллекции выглядит как подарок — ...из сокровищницы национальной, а не частной». Содержание правового преступления изложено А.Федоруком, председателем Государственной службы контроля за перемещением культурных ценностей через государственную границу, в его письме, адресованном общественности Украины. Приведем его без купюр. «23 июня 2004 года Королевству Нидерландов была передана часть коллекции Ф.Кенигса (139 рисунков и три гравюры). Эта передача была осуществлена в одностороннем порядке, вопреки моим убеждениям, запросам депутатов Верховной Рады Украины, отрицательному отношению научных работников, общественности к такому решению. Государственная служба контроля за перемещением культурных ценностей через государственную границу Украины последовательно отстаивала позицию о проведении передачи коллекции Кенигса при условии взаимной реституции — возвращении в Украину нидерландской стороной двух рисунков А.Дюрера «Конь» и «Мадонна». Перемещение указанных культурных ценностей на паритетных условиях соответствовало бы поручению Президента Украины Л.Кучмы, закону Украины «О вывозе, ввозе и возвращении культурных ценностей», соглашению между Украиной и Королевством Нидерландов о культурном сотрудничестве от 18 июля 1996 г., о взаимном содействии в деле поиска культурных ценностей, перемещенных во время и в результате Второй мировой войны. Информирую, что я обращался к Президенту Украины Л.Кучме с предложением о соблюдении принципов взаимной реституции (письмо № 28/137 от 19.03.04). Считаю, что инициатива должностных лиц по проведению передачи Нидерландам коллекции Кенигса в одностороннем порядке является нарушением ст. 5 закона Украины «О вывозе, ввозе и возвращении культурных ценностей». Такая акция унижает украинскую национальную политику, авторитет нашей страны, нарушает политические интересы нашего государства». Этот сюжет воплощен в жизнь не криминалом, а членами правительства Украины, присягавшими охранять ее достоинство. Заботиться об интересах собственной страны — обязанность государственного функционера, несмотря на его личные моральные качества. По служебным контактам с министерскими чиновниками, в частности с Ю.Богуцким и Л.Новохатько, другими, знаю об их гипертрофированной осмотрительности, неспешности в принятии решений. Проявленная 23 июня нетипичная для чиновника решительность, граничащая с безоглядностью, пренебрежение статьями закона указывают на более высоких дирижеров этой эпохальной сделки. Интересно узнать также у директора киевской таможни, каким образом без резолюции А.Федорука он выпустил из Украины народные сокровища? Как бы там ни было, министр культуры Украины с депутацией в торжественной обстановке передал в дар музею в Роттердаме то, что не перестало быть собственностью Украины. Пикантность ситуации заключается в том (информация получена из музейных кругов Голландии), что в дальнейшем коллекция Кенигса, которая войдет в экспозицию музея Бойманс, будет принадлежать наследникам Д. Ван Бейнингена — того самого лица, которое продало коллекцию гитлелевскому эмиссару.

Джерело

 

Альберт ЭЛЕН   Коллекция Кенигса: каждому свое?

Как историк-искусствовед, посвятивший 17 лет проблеме возвращения утраченных рисунков из голландской коллекции Ф.Кенигса и опубликовав их бурную историю, хочу ответить на эмоциональную статью Ольги Петровой, напечатанную в «Зеркале недели» № 27 (502), 10—16 июля 2004. Во-первых, как старший хранитель рисунков и гравюр музея Бойманса ван Бейнингена в Роттердаме (Нидерланды), могу заверить украинских любителей искусства, что рисунки, так великодушно возвращенные голландскому народу правительством Украины, не будут переданы в руки частных лиц. 8 июля 2004 года Президент Л.Кучма в присутствии Его Королевского Высочества наследного принца Виллема-Александра, принцессы Максимы и премьер-министра Нидерландов Я.П.Балкененде официально возвратил рисунки Королевству Нидерландов. Отныне рисунки законным образом стали государственной собственностью Голландии. Они официально были переданы на административное попечение Института культурного наследия (Instituut Collectie Nederland) министерства культуры Нидерландов. Музей Бойманса ван Бейнингена, в котором я отвечаю за коллекцию рисунков и гравюр в течение двух лет, получил от этого института возвращенные рисунки в качестве долгосрочной государственной аренды. Поскольку я прежде являлся заместителем главного инспектора по вопросам культурного наследия, могу заверить в четком соблюдении всех официальных процедур. Мой музей будет профессионально сохранять и воссоединит рисунки коллекции Кенигса (состоящей из 2671 рисунка), из которой они были изъяты нацистами в 1941 году. 139 возвращенных рисунков с 8 июля по 26 сентября будут экспонироваться в нашем музее. Все они описаны в прекрасно изданном иллюстрированном каталоге, распространенном по всему миру, символизируя тесные дипломатические и культурные связи наших стран. Как известно, произведения искусства на бумаге подвержены влиянию света и поэтому выставляются только время от времени. Когда выставка закончится, рисунки будут законсервированы нашими сотрудниками, вставлены в рамки из картона на бескислотной основе, в случае необходимости реставрированы и, наконец, помещены в коробки коллекции Кенигса под моим личным наблюдением. Они будут доступны публике для ознакомления в случае необходимости. Я приглашаю госпожу Петрову, чье беспокойство глубоко уважаю, или любого другого украинца навестить меня при случае и вместе со мной получить наслаждение от рисунков. Мой второй комментарий может показаться эмоциональным, за что я прошу извинения у читателей «Зеркала недели». Украинских читателей, в особенности молодежь, не должен вводить в заблуждение эмоциональный характер аргументации, что эти рисунки должны служить «…в качестве частичной компенсации за человеческие и материальные потери в годы гитлеризма». Во-первых, государства и юристы-международники как до, так и после Второй мировой войны, пришли к консенсусу в вопросе о том, что произведения искусства не могут рассматриваться в качестве компенсации за военные потери, а должны быть возвращены их законным владельцам. Во-вторых, может быть, не лишним будет напомнить, что Нидерланды также тяжело пострадали от нацистской оккупации во время Второй мировой войны, как Польша, Украина и другие европейские страны. За пять лет оккупации моя маленькая страна потеряла более четверти миллиона жителей, погибших в результате бомбежек, расстрелов и в концлагерях. Будет ли правильным компенсировать страдания и культурные потери украинских людей произведениями искусства, незаконно вывезенными из дружественной страны, которая также пострадала от этой войны? В-третьих, как наблюдатель официального переговорного процесса передачи коллекции Кенигса я не согласен с заявлением госпожи Петровой, будто бы недавно возвращенные рисунки «не перестали быть собственностью Украины» и что Нидерланды вывезли «национальную сокровищницу Украины» из страны без должного на то разрешения Государственной службы контроля за перемещением культурных ценностей через государственную границу Украины. В действительности, передача собственности из Украины в Нидерланды имела место лишь после подписания 23 июня 2004 года соответствующего соглашения между Украиной и Нидерландами, в котором официально указано, что Украина передает 139 рисунков и три гравюры представителю правительства Нидерландов. Еще ранее дипломатической нотой от 17 февраля 2004 года Украиной уже была признана законная принадлежность коллекции Кенигса Королевству Нидерландов. Таким образом, нельзя ставить вопрос о незаконном перемещении рисунков с территории Украины. Это практически невозможно было бы осуществить и в связи с тем, что украинская полиция и таможня никогда не разрешили бы транспортировать и экспортировать эти рисунки без наличия надлежащих документов. Уважение и содействие развитию международного права воплощены в Конституции Нидерландов. Кроме того, отвечая на поставленный госпожой Петровой вопрос, каким образом передача стала возможной без резолюции А.Федорука, читатели «Зеркала недели» должны знать: акт передачи был подписан с украинской стороны исполняющим обязанности председателя Государственной службы контроля за перемещением культурных ценностей через государственную границу Украины С.Шкляр. Наконец, как старший хранитель музея Бойманса ван Бейнингена в Роттердаме я должен сообщить читателям «Зеркала недели», что Нидерланды не намеревались возвращать награбленные нацистами во Львове два упомянутых рисунка А.Дюрера в обмен на рисунки коллекции Кенигса путем «натуральной оплаты». Такой обмен юридически невозможен, по крайней мере, по четырем причинам: (1) два рисунка А.Дюрера были официально куплены в 1955 году на открытом рынке произведений искусства (у продавцов произведений искусства Колнаги в Лондоне) у (2) человека (принц Любомирский), который был признан союзническими властями законным наследником и, следовательно, законным собственником. (3) Легитимность их нынешнего статуса была установлена на международном форуме в Нью-Йорке в декабре 2001 года, о чем Украина была должным образом проинформирована (для информации читателей: во всем мире имеется еще 11 музеев, в которых находятся рисунки А.Дюрера из Львова, которые были официально возвращены их законному собственнику — принцу Любомирскому союзниками в 1950 г.). (4) Правительство Нидерландов не является собственником двух рисунков А.Дюрера. Действительно, в то время (1955 г.) рисунки были куплены голландским частным фондом, не контролируемым властями, который передал рисунки в аренду моему музею. Нидерланды очень хорошо осознают ужасные потери, которые украинская культура понесла во время Второй мировой войны. Я лично обратил внимание голландских властей на то, что Украина лишилась огромного количества культурной собственности, включая 283 782 художественные работы, уничтоженные или украденные из ее 21 музея. Один только музей им. Б. и В. Ханенко в Киеве потерял 24 714 произведений искусства в результате нацистского разрушения и грабежа. По просьбе Президента Украины Л.Кучмы, правительство Нидерландов взяло обязательство помочь Украине в поиске утерянных произведений. С этой целью Нидерланды готовы поделиться своим опытом в сфере международной экспертизы. Кроме того, наша страна готова предоставить помощь в обустройстве нескольких известных украинских музеев, что поможет их возрождению и профессиональному оснащению, превратив их в современные центры искусства, которые привлекут тысячи посетителей со всей Украины и Европы. Украинские любители искусства извлекут значительную пользу от этой профессиональной помощи, которую Нидерланды готовы предоставить Украине. Я искренне верю, что в интересах всех лучше было бы перевернуть эту страницу и прекратить дебаты о компенсации от союзника времен войны, сконцентрировав внимание на будущем. Украинские музеи, с помощью экспертного совета Института истории искусства Нидерландов смогут вернуть отсутствующие художественные произведения и, в соответствии со специальными программами обучения, предлагаемыми Ассоциацией музеев и Институтом культурного наследия Нидерландов, быть профессионально переоборудованными до уровня современных стандартов, стимулируя зарубежные музеи к сотрудничеству и организации обменных выставок на благо широкой аудитории в Украине и за ее пределами.

Джерело