Радио Свобода: Русский музей без ангела

3 жовтня 2017

Сергей Шмаков, выступивший инициатором временной передачи иконы Торопецкой Божией

Русский музей может лишиться своей визитной карточки, произведения, по которому его узнают во всем мире, своей самой старой иконы "Ангел Златые власы". Ее хочет забрать из музея православный бизнесмен Сергей Шмаков. Несколько лет назад он вывез из Русского музея другую знаменитую икону, Богоматери Одигитрии, она теперь хранится в коттеджном поселке Шмакова. "Ангела Златые власы" Шмаков хочет разместить в отреставрированной за его деньги церкви Михайловского замка, а потом, по некоторым данным, чуть ли не гастролировать с ней по всей России.

Вот что пишет об этой иконе ведущий научный сотрудник отдела древнерусского искусства Русского музея, официальный эксперт по культурным ценностям Министерства культуры Российской Федерации Ирина Шалина: "Это произведение является символом Русского музея, и со времени поступления в 1934 году на постоянное хранение не покидало его залы, кроме исключительных ситуаций – эвакуации в период Великой Отечественной войны, выставки мирового уровня в Метрополитен-музее Glory of Byzantium, когда именно эта икона была отобрана для представления русской христианской культуры в контексте византийского искусства в целом".

И тем не менее икону, равной которой в музее нет, могут увезти. В связи с этим стоит напомнить скандал 2009 года, когда Русский музей лишился выдающегося памятника древнерусской живописи первой половины XIV века – иконы Богоматери Одигитрии, позже названной Богородицей Торопецкой. Ее увезли из музея по приказу Министерства культуры и по просьбе патриарха Кирилла – в храм Святого Александра Невского в коттеджном поселке "Княжье озеро". Увозили на время – как обещал патриарх и клятвенно уверял инициатор изъятия иконы из музея, православный бизнесмен Сергей Шмаков, владелец и президент группы компаний "САПСАН", занимающейся строительством коттеджных поселков. Тем не менее обещания как патриарха, так и бизнесмена не были выполнены: сроки возвращения иконы в Русский музей неоднократно сдвигались, а потом Министерство культуры и вовсе передало ее на хранение в Реставрационный центр имени Грабаря. Но на самом деле икона как находилась, так до сих пор находится в поселке "Княжье озеро". Между тем она требует настолько бережного обращения, что в свое время реставраторы Русского музея даже запретили ее выставлять. Сейчас она уже несколько лет находится в закрытом ковчеге, и специалисты ничего поделать не могут, хотя знают, что такое хранение недопустимо, что дерево иконы должно дышать, иначе процессы разрушения могут стать необратимыми, и памятник может быть утрачен.

Однако варварское изъятие драгоценного экспоната Русского музея может оказаться не единственным. Еще в 2009 году Шмаков говорил о неких планах на самую древнюю икону музея – "Ангел Златые власы", и вот на минувшей неделе эти планы начали приобретать очертания. О том, какая беда угрожает Ангелу, говорит Ирина Шалина:

Это человек безграмотный, который рискует попасть под анафему всех вселенских соборов

- Я помню, как в 2009 году господин Шмаков появился в Русском музее и сначала мягко, потом все более требовательно, а потом уже с письмом патриарха потребовал икону Богородицы Торопецкой, и, несмотря на обещания ее вернуть, она до сих пор находится, можно сказать, в личном коттеджном поселке господина Шмакова, где активно распродаются земельные участки. И вот теперь тот же самый человек замахнулся на древнейшую икону Русского музея, на одну из ценнейших икон нашего национального достояния. Она чудом оказалась в Русском музее после многих перипетий XIX века. С нее начинается наша экспозиция – и любая экскурсия тоже начинается с нее, она давно стала нашим символом. Она появляется на всех афишах во всем мире, когда речь идет о Русском музее. Это конец XII века, есть разные версии ее происхождения, кто-то считал ее даже византийским памятником, кто-то киевским, мое мнение, что ее писали новгородские мастера конца XII века. Это икона из деисусного чина, где она занимала свое место. И если Торопецкая Богородица хоть и не была никогда чудотворной, но все же о ней есть некие сказания, она почитаемая, то "Ангел Златые власы" – это совершенно не моленный образ, это один из ходатаев перед Вседержителем, который молит о прощении наших грехов. И представить себе, что перед этой иконой молятся, что ей кладут поклоны, целуют ее, невозможно, это может подумать только человек, не имеющий даже зачатков понятия об основах православной культуры. Перед этой иконой мы рассказываем об истоках древнерусской живописи, о начале православия на Руси. И вдруг у господина Шмакова появляется идея перенести эту икону из музея, где ее ежедневно видят тысячи людей, в Михайловский замок. Для этого он хочет зачем-то сделать действующей и открытой тамошнюю церковь, хотя там даже прихода быть не может: там нет жилых домов – Марсово поле, Летний сад, Фонтанка, Михайловский сад. Михайловский дворец – это помещение Русского музея, а церковь в нем была императорской, для избранных, пропитанная духом Мальтийского ордена, что понятно, если мы вспомним историю Павла Первого. И зачем эту икону переносить туда, где ей будут поклоняться только на определенные большие праздники? Вот такая идея со стороны частного лица, которое предлагает отреставрировать церковь за свои деньги, хотя это музейный объект, и так просто это не делается. И иконостас там – это ветхое музейное хранение, да него дотрагиваться нельзя, не то что Царские врата открывать во время службы. Вот какой смысл – переносить икону на 200 метров – туда, куда якобы паломники будут приезжать со всей страны. У человека, воспитанного в православных традициях и в каноне того, что такое икона и моленный образ, мысли такой возникнуть не могло. Это человек безграмотный, который рискует попасть под анафему всех вселенских соборов, которые очень четко говорят, каким иконам мы должны поклоняться. Это очень активное и бескомпромиссное вторжение в государственную, национальную собственность. И это делает человек, который уже забрал одну ценнейшую икону из Русского музея и не сдержал не только своего слова, но и слова патриарха, который нам тоже обещал ее вернуть. Как же можно этому человеку еще раз доверять? Реставрация церкви – это дело хорошее, и даже можно было бы ее открыть для очень камерного числа людей, но при чем тут "Ангел Златые власы?"

– Ирина, ведь подобный опыт, кажется, уже есть у Третьяковской галереи?

Торопецкая икона Божией МатериТоропецкая икона Божией Матери

– Третьяковская галерея пошла своим путем: церковь, которая находится на ее территории, всегда была приходской церковью в этой части Москвы, и она целиком вошла в состав галереи, она – часть музейного пространства, куда была перенесена икона Богоматери Владимирской. Там невероятно грамотный и культурный батюшка, приход практически музейный. Но по своему опыту я могу сказать: из 10 раз, когда ты хочешь посмотреть Владимирскую, 9 раз ты этого сделать не можешь – из-за венчания, крещения, службы. А это общенациональное достояние, которое тоже открывало экспозицию Третьяковской галереи. Да, это компромисс, это заигрывание с церковными кругами, но это не выход. Для иконы это умаление, ее мало кто видит, она выпала из экскурсионного круга. И все же в чем-то этот компромисс мне понятен – все-таки речь идет о самой известной на Руси чудотворной иконе. С другой стороны, откуда такие амбиции, что нужно обязательно молиться на столь ценные иконы? Афонские монахи молятся у себя в кельях на бумажные иконки, и ничего, святости их это не умаляет. Но в случае с "Ангелом Златые власы" мы ведь даже не знаем, что это за ангел – их ведь может быть несколько в деисусном чине. Это безымянный ангел, отсюда и его мифологизированное название. Вроде бы по развороту это мог быть архангел Гавриил, но, может быть, он – часть комплекса из трех ангелов, мы же не знаем, его имя утрачено вместе с фоном. Нельзя же свои домыслы и интерпретации представлять как научный факт. Это икона, но она никогда не была моленным образом, ее даже в описях не называют образом.

– В общем, все это гордыня и невежество?

– Да, и еще представление о том, что вот я, богатый и имеющий связи человек, имею право решать судьбу любого объекта национального достояния, принадлежащего государственному фонду, и пользоваться им.

– И Министерство культуры снова на его стороне?

Мединский пришел смотреть, как висит икона – видите ли, ему сообщили, что она висит в неподобающих условиях, где-то над батареей – почему-то он слушает не хранителя, а чьи-то сообщения

– Во всяком случае, на прошлой неделе к нам приезжал Мединский, а потом некий сотрудник министерства. Мединский пришел смотреть, как висит икона – видите ли, ему сообщили, что она висит в неподобающих условиях, где-то над батареей – почему-то он слушает не хранителя, а чьи-то сообщения. Она у нас висит прекрасно, в дорогущей кассете, под пуленепробиваемым стеклом. Мединский увидел, как на полу перед иконой сидят дети, экскурсовод рассказывает им, что такое икона. Потом он поехал в Михайловский замок, а через несколько дней приехал его заместитель – по вопросу о реконструкции Михайловского замка, которую якобы на свои деньги собирается делать компания "САПСАН". И они говорят: мы еще не решили, возить икону в церковь каждый месяц или 4 раза в году, по определенным праздникам. Они это решают между собой. А мы должны продумать, как организовать вход в церковь при массовом паломничестве, где будет стоянка для автобусов. А почему бы паломникам не послушать рассказы экскурсовода об этой иконе в Русском музее, где она висит вертикально, как и должна висеть икона деисусного чина. Об иконе, которая не покидала нашего музея ни при каких условиях, кроме блокады, когда все вывозили, и единственной выставки в музее Метрополитен, где "Ангел Златые власы" был одним из представителей русской культуры – среди нескольких икон, в том числе Рублева. Она была выбрана как известнейшая из русских икон.

Ирина Шалина очень боится, что в любой момент в Русский музей может прийти приказ из Министерства культуры о перемещении "Ангела Златые власы", и директор музея Владимир Гусев покорно подпишет его, так же как он подписал приказ о вывозе иконы Торопецкой Богородицы.

Писатель Михаил Золотоносов возмущен готовящимся перемещением "Ангела Златые власы":

Шмаков собирается быстро отреставрировать церковь в Михайловском замке, разместить икону сначала там, а потом возить ее по всей стране, устраивая своего рода хеппенинги

– Партия православных чекистов в очередной раз решила устроить трафик ценных артефактов и зарабатывать на этом деньги. Икона самая старая в Русском музее и самая ценная. Проблема в том, что в музей уже приезжал Мединский, уже отдавал распоряжения, там, видимо, уже все запущено через Администрацию президента, поэтому в Русском музее все боятся, у них нет сил этому противостоять. Проект якобы такой, что этот Шмаков собирается быстро отреставрировать церковь в Михайловском замке, разместить икону сначала там, а потом возить ее по всей стране, устраивая своего рода хеппенинги. Меня волнует еще и проблема реставрации части Михайловского замка – это ведь объект культурного наследия, так что КГИОП должен дать техзадание на эту реставрацию, потом должен быть подготовлен проект реставрационных работ, КГИОП должен этот проект утвердить – всего этого требует закон о культурном наследии народов Российской Федерации. Здесь, очевидно, этот закон собираются нарушить во всех точках сразу, потому что делать реставрацию так, как Бог на душу положит Шмакову или кому угодно, нельзя. Это все свидетельствует об еще одном варварстве, потому что если мы вспомним Торопецкую икону, то ведь она так и осталась где-то в элитной деревне под Москвой. Судя по всему, и эта икона тоже туда уйдет. Это же настоящая жемчужина, звезда первой величины. Там, видимо, идет такое соревнование: а кто выхватит наиболее ценный артефакт из Русского музея. Сначала была Торопецкая, а теперь вот эта – и меня уже никто не переплюнет, потому что старше икон там нет.

– То есть вы считаете, что это делается, скорее, не ради наживы, а ради гордыни?

Икона "Ангел Златые власы"

– Я думаю, тут все вместе. Ведь за показ ее можно деньги не брать – но можно создать вокруг инфраструктуру: гостиницу, сувениры продавать, туалет платный устроить, тут же продавать копии этой иконы – все же это можно делать не прямо, а косвенными путями. Мне трудно сказать – я с этими людьми не общался и иерархию их мотивов не знаю.

– А есть хоть какие-то пути защитить "Ангела Златые власы"?

– Тут весь ужас в том, что ее не собираются исключать из музейного фонда, отнимать у Русского музея, она будет там числиться. И подачка делается – реставрация церкви Михайловского замка. Но если реставрацию будут делать ударными темпами, то мы получим еще один Константиновский дворец, это будет не реставрация, а просто евроремонт. Они просто там все загубят попутно, потому что от такой "реставрации" потом уже не остается ничего подлинного и аутентичного. Такое впечатление, что эти люди все время сидят и думают: чем бы еще мир удивить, а отечественной культуре напакостить. Причем ведь к закону о возвращении церковных ценностей, видимо, подписанному Ельциным не приходя в сознание, иконы не имеют отношения – там речь идет только о недвижимом имуществе. Понятно, что такой шедевр нужно держать именно в музее в особых условиях под особой охраной, а не делать фрагментом частных проектов.

Радио Свобода удалось дозвониться до директора Русского музея Владимира Гусева и спросить у него об "Ангеле Златые власы". Он ответил, что не видит предмета разговора, поскольку икона остается в музее. Входить в детали он не захотел, а ведь именно в них, как известно, прячется дьявол. Потому что Михайловский дворец – это часть Русского музея, и переданная туда икона как бы в музее остается – только вот увидеть ее будет намного сложнее. И если это так, то можно предположить, что некий ангел, который хранил Русский музей даже в блокаду, теперь, похоже, от него отвернулся.

Джерело