Катажина БИК Рискованные путешествия «Дамы с горностаем»

27 липня 2017

Леонардо да Винчи, «Дама с горностаем» (аллегорический портрет Чечилии Галлерани), ок. 1490, масло и темпера на ореховой доске, 54,8 x 40,3 см. Из коллекции Краковского национального музея. Фото: Краковский национальный музей

 

Леонардо да Винчи, «Дама с горностаем» (аллегорический портрет Чечилии Галлерани), ок. 1490, масло и темпера на ореховой доске, 54,8 x 40,3 см. Из коллекции Краковского национального музея. Фото: Краковский национальный музей

 

Пожалуй, ни одно произведение искусства такого уровня не скиталось так долго по миру из-за войн, амбиций, алчности и жажды обладания. Портрет этой девушки как минимум тридцать раз менял прописку: путешествовал во вьючной поклаже конного посланца, каретой, бричкой, поездом, автомобилем, самолетом, паромом, иногда его просто несли под мышкой.

Многолетний хранитель Музея Чарторыйских Марек Ростворовский, когда писал эти слова в 1994 году, не мог знать, что за следующие двадцать лет этих путешествий будет еще множество. Неизвестна судьба шедевра Леонардо между 1490-м, когда он был нарисован и преподнесен Чечилии Галлерани (скорее всего, он оставался у нее до смерти в 1536 году), и 1799-м или 1800-м, когда Адам Ежи Чарторыйский приобрел его при невыясненных обстоятельствах, по всей видимости, в Италии.

Сколько раз за эти три столетия портрет менял место, пока не попал в руки Изабеллы Чарторыйской, которая повесила его в открытом в 1809 году Готическом доме в Пулавах? Портрет упоминается в письме 1498 года мантуанской маркизы Изабеллы д’Эсте к Чечилии Бергамини, которая позировала да Винчи для этой картины. Маркиза просит в нем, чтобы прислужник Леонардо отправил ей работу для возможности сравнить ее с портретами Джованни Беллини. В ответ Чечилия присылает ей свой портрет. Однако никто не знает, было ли это единственным случаем аренды картины в то время.

Леонардо да Винчи, «Дама с горностаем», 1483–1490, масло и темпера на ореховой доске — фрагмент, фото: Музей Чарторыйских в Кракове - photo 5

В Пулавах «Дама с горностаем» пробыла недолго. После поражения ноябрьского восстания 1831 года семья Чарторыйских была вынуждена бежать с польских земель из страха перед репрессиями со стороны царя. Картину Леонардо спасла 85-летняя Изабелла, эвакуировав ее в Сенявы в австрийской части Польши. Замурованная в дворцовом алькове, она ждала лучших времен до 1840 года. Тем временем князь Адам Ежи Чарторыйский по совету художника Эжена Делакруа в 1843 году приобрел гостиницу «Hotel Lambert», расположенную в одном из самых живописных парижских особняков. Туда (остановившись по пути в Дрездене) и попала «Дама» в 1849 году. Внук Изабеллы, Владислав, желал исполнить мечту своей бабушки и вернуть национальные сокровища в Польшу. Выбор пал на находившийся под австрийцами Краков, где в 1877 году, после продолжительных подготовительных работ, был открыт Музей Чарторыйских. «Дама» прибыла туда через Вену лишь в 1882 году, а публике ее представили спустя еще десять лет.

После начала Первой Мировой войны картину вновь перевезли в Дрезден, где ее выставили в павильоне Дрезденской картинной галереи. Лишь в 1920 году «Дама с горностаем» вместе с другими произведениями искусства вернулась в Польшу — в этот раз на 19 лет.

В преддверии Второй мировой войны Августин Чарторыйский решил эвакуировать самые ценные образцы коллекции из Кракова в Сенявы. В один из ящиков доверенные сотрудники музея поместили самое дорогое: «Даму» Леонардо, «Портрет молодого человека» Рафаэля и «Пейзаж с Милосердным самаритянином» Рембрандта. На этот раз в качестве хранилища выбрали подвал дворцового флигеля. 25 августа 1939 года туда занесли ящики, а двери замуровали. 14 сентября в Сеняву вошли немцы. Через четыре дня обеспокоенная их поведением Зофья Шмит, экономка Чарторыйских, вошла во флигель. Стена была разрушена, двери разрублены, ящики разбиты. «Дама» со следом солдатского сапога стояла, прислоненная к полке. Благодаря Зофье Шмит удалось перепрятать то, что не разграбили немцы.

. Вавельский королевский замок — резиденция губернатора Генерал-губернаторства. На фото видны развешенные вдоль дороги флаги Третьего рейха, 1939 год. Фото: Национальный цифровой архив, www.audiovis.nac.gov.pl

Вавельский королевский замок — резиденция губернатора Генерал-губернаторства. На фото видны развешенные вдоль дороги флаги Третьего рейха, 1939 год. Фото: Национальный цифровой архив, www.audiovis.nac.gov.pl

В это же время Августин и его жена Мария Долорес, дочь испанского короля, в течение тринадцати дней скитались по Польше. Их разыскивало гестапо — генерал Франко, бывший тогда у власти в Испании, «ставший затем регентом, союзником гитлеровцев, который, однако, не дал втянуть себя в войну, предпринял действия в защиту членов королевской семьи», — пишет Марек Ростворовский в книге «Игры за Даму». Августин и Мария Долорес в поисках места, где можно было бы сохранить коллекцию, попали в село Полкини. Вскоре после этого, в середине октября, супруги Чарторыйские были «практически похищены гестапо и высланы в Испанию». 23 октября гестапо перевезло из Полкинь в Жешов ящики, в которых в числе прочего была спрятана «Дама». Спустя неделю оберфюрер СС доктор Каэтан Мюльман, назначенный Герингом «уполномоченным по делам регистрации и защиты произведений искусства и культурных памятников» вывез картину Леонардо в Краков. Оттуда «Дама» попала в Музей кайзера Фридриха (Kaiser-Friedrich-Museum, нынешний Музей Боде) в Берлине, где дожидалась отправки в Музей фюрера в Линце. Гитлер задумал создать там музей по образцу Уффици, разоряя художественные музеи по всей Европе. В отчете, составленном в 1945 году в Нюрнберге, Мюльман писал: «[Ганс] Франк велел своим советникам и оформителям интерьеров Горстману и Кеттгену, чтобы те выбрали из спецхранилищ объектов, предназначенных для музея в Линце, произведения для размещения на Вавеле и в Кшешовице».

Таким образом «Дама» в 1940 году очутилась на Вавеле, который Ганс Франк, генерал-губернатор оккупированных нацистами польских земель, превратил в свою резиденцию. Пять лет спустя, в январе 1945 года, Франк, спасаясь из Кракова, прихватил с собой шедевр Леонардо и спрятал в своей вилле на берегу озера Шлирзее. Американцы, заняв виллу, передали картину в хранилище в Мюнхене.

 Колонна знаменосцев Союза немецких девушек (Bund Deutscher Mädel) и Гитлерюгенд во дворе Королевского замка на Вавеле, 1943, фото: Национальный цифровой архив, www.audiovis.nac.gov.pl

Колонна знаменосцев Союза немецких девушек (Bund Deutscher Mädel) и Гитлерюгенд во дворе Королевского замка на Вавеле, 1943, фото: Национальный цифровой архив, www.audiovis.nac.gov.pl

31 апреля 1946 года на вокзале в Кракове остановился поезд, украшенный цветами. Кроме Алтаря Вита Ствоша он привез также «Даму с горностаем». На платформе его встречали толпы людей. Картину отвезли на Вавель, но уже на следующий день перевезли в Музей Чарторыйских. В 1949 году Музей Чарторыйских перешел в ведение государства, а год спустя стал филиалом Краковского национального музея. По возвращении «Даму» поместили на склад — невозможно было обеспечить соответствующие меры безопасности для ее экспозиции. Она не могла также покидать пределы Польши, поскольку за железным занавесом, в Лондоне, жил ее настоящий владелец — сын Августина Чарторыйского, Адам Кароль.

Казалось, портрет обрел свое окончательное место, но не тут-то было… Произошло нечто, что было похоже на похищение. На шедевр покусился профессор Станислав Лоренц, директор Варшавского национального музея. Он хотел превратить свой музей в польский Лувр. Предлогом для транспортировки картины в столицу стало широко отмечавшееся в Европе пятисотлетие со дня рождения Леонардо да Винчи (15 апреля 1952 года). Для поляков это была особенная дата — через три дня свой 60-летний юбилей отмечал «отец народа» Болеслав Берут. Леонардовские торжества передвинули, и в июне того года, после витиеватых интриг директора Лоренца, «Дама» отправилась в Варшаву министерским «шевроле», лежа на коленях у представителя департамента культурного наследия профессора Богдана Маркони, завернутая лишь в плед. Выставку закрыли, шли годы, а «Дама» не возвращалась в Краков, несмотря на то, что должна была покинуть его только на несколько месяцев. Отчаявшееся руководство краковского музея писало письма «с требованием вернуть картину», что произошло лишь спустя три года (картина демонстрировалась в Варшаве с июня 1952 по февраль 1955 года). Шедевр вернулся, упакованный в ящик, по железной дороге в сопровождении милиции и двух сотрудников департамента культурного наследия из Кракова. В особом купе с занавесками, плюшевыми кушетками и огромным столом посередине развесили мокрые простыни, чтобы обеспечить соответствующую влажность воздуха.

В 1972 году картина впервые за время ПНР отправилась за границу — стала «первой дамой» на крупной выставке европейского портрета XV–XX веков в Пушкинском музее в Москве (октябрь – ноябрь 1972 года). Перед московской выставкой картину в деревянном ящике перевезли на автомобиле в Варшаву. В Москву шедевр полетел на самолете — машине, о создании которой так мечтал итальянский мастер. Когда портрет доехал (опять на автомобиле) из аэропорта в музей, его встретил низким поклоном сам министр культуры РСФСР Попов. Во время экспозиции на шедевр ежедневно приходили полюбоваться восемь тысяч человек. Через месяц портрет вернулся в Краков на поезде — в купе первого класса в сопровождении двух милиционеров. Два года спустя «Даму» вновь демонстрировали в Варшавском национальном музее на выставке «Панорама 30-летия ПНР» (ноябрь – декабрь 1974).

А теперь перенесемся во времена, более нам близкие — уже образовалась Третья Речь Посполитая, а США готовились к торжествам в честь 500-летней годовщины первой экспедиции Христофора Колумба. Национальная галерея искусства в Вашингтоне задумала по этому случаю выставку «Circa 1492. Art in the Age of Exploration» и хотела заполучить нечто исключительное, свежее из-за железного занавеса, который как раз открылся. Выбор пал на портрет кисти Леонардо. Несмотря на протесты Марека Ростворовского, который только что стал министром культуры и искусства в правительстве Яна Кшиштофа Белецкого, картину решили везти в Америку. В марте 1991 года президент Джордж Буш обратился к президенту Леху Валенсе, который как раз пребывал с визитом в Вашингтоне, с просьбой одолжить картину на выставку, и получил положительный ответ. В это время Адам Кароль Чарторыйский создал при Краковском национальном музее Фонд князей Чарторыйских и передал в его собственность семейные коллекции, в том числе шедевр Леонардо. Итак, в октябре 1991 года «Дама» вновь отправилась в воздушное путешествие. Она летела бизнес-классом в специальном ящике, в котором был соблюден особый температурный режим. В вашингтонской галерее ее повесили на почетном месте, рядом с портретом Джиневры де Бенчи, также кисти маэстро Леонардо. Пока картина находилась в Вашингтоне, американские специалисты тщательно исследовали доску при помощи самых современных методов.

Рембрандт Харменс ван Рейн, «Пейзаж с Милосердным самаритянином», 1638, масло, дубовая доска, фото: Краковский национальный музей

Рембрандт Харменс ван Рейн, «Пейзаж с Милосердным самаритянином», 1638, масло, дубовая доска, фото: Краковский национальный музей

Еще не затихли споры о том, как директору Национальной галереи искусства в Вашингтоне удалось затянуть в сети интриг двух президентов, когда утром 25 октября к Музею Чарторыйских подъехал «форд», а за ним полицейские машины с включенной сигнализацией. Когда полицейские в бронежилетах окружили вход и выставили вооруженный кордон, из здания выехала специальная тележка с тяжелым, блестящим металлическим ящиком. Ее спешно погрузили в «форд», и колонна автомобилей направилась в сторону аэропорта. «Дама», застрахованная на 100 миллионов долларов, отправилась в Швецию. В Мальмё и Стокгольме организовали довольно странную выставку «I ponti di Leonardo» («Мосты Леонардо», октябрь 1993 – июнь 1994). В течение семи месяцев «Дама» висела под защитой пуленепробиваемого стекла в особом шкафу-витрине, установленном среди тридцати моделей мостов, машин и устройств, изобретенных Леонардо. В Швеции картина заработала для фонда 390 тысяч долларов — столько шведы заплатили за возможность арендовать шедевр, однако обещанной ответной выставки «Мосты…» в Кракове так и не показали. Портрет они использовали как козырь в игре за согласие шведского правительства на строительство шестнадцатикилометрового моста через пролив Эресунн между Швецией и Данией. «В этом сомнительном предприятии нашу “Даму” использовали как девушку на мосту», — писал рассерженный Ростворовский.

1998 год. 13 октября президент Италии Оскар Луиджи Скальфаро в числе первых любуется на «Даму», выставленную под охраной гвардейца в его резиденции — Квиринальском дворце в Риме. Это был четырехмесячный «сентиментальный» визит (май 1998 – январь 1999) на родину. Гарантии правительств Польши и Италии обеспечивают безопасность картины. «Дама» также едет во Флоренцию и Милан. В Пинакотеке Брера, одной из крупнейших галерей Милана, ее вешают лицом к лицу с любовником — герцогом Лодовико Сфорцо — и его женой Беатриче (нарисованными на так называемом Алтаре Сфорца). В качестве ответного жеста итальянцы выставляют в Кракове и Варшаве «Донну Велату» Рафаэля и «Венеру Урбинскую» Тициана.

Рафаэль Санти, «Портрет молодого человека» (пропавший), масло на доске, начало XVI века, фото: Краковский национальный музей

Рафаэль Санти, «Портрет молодого человека» (пропавший), масло на доске, начало XVI века, фото: Краковский национальный музей

2001 год. В августе Фонд князей Чарторыйских отправляет свой самый ценный экспонат на восемь месяцев в Японию. В музеях Киото, Нагои и Иокогамы портрет демонстрируется на выставке «“Дама с горностаем” Леонардо да Винчи. Сокровища Музея Чарторыйских» (Муниципальный музей искусств в Киото, сентябрь 2001 – октябрь 2001, Музей искусств Мацузакая в Нагоя, декабрь 2001 – январь 2002, Музей искусств Иокогамы, январь 2002 – апрель 2002).

Предлогом для столь дальнего путешествия была реклама музея, однако «Дама» зарабатывала для фонда деньги, хотя суммы были овеяны тайной. Зарубежные музейщики удивляются, как может «Дама» так часто покидать стены родного музея. Японские сокровища национальной культуры не покидают этой страны. Вашингтонский музей не согласился показать в Польше своего портрета Джиневры де Бенчи. Лувр запрещает вывоз «Джоконды». После того, как Шарль де Голль в 60-х отправил ее в Японию, разразился скандал. В знак протеста подали в отставку директора парижских музеев. С тех пор «Мона Лиза» больше не покидала дома. Даже баснословные суммы страховок не являются гарантией безопасности. Наоборот, они могут эту опасность создавать.

Однако соображения безопасности не препятствуют Фонду Чарторыйских продолжать отдавать в аренду картину. В конце 2002 года ее отправили в США на выставку «Leonardo da Vinci and the Splendor of Poland. A History of Collecting and Patronage» (Художественный музей Милуоки, сентябрь 2002 – декабрь 2002, Музей изящных искусств в Хьюстоне, декабрь 2002 – февраль 2003, Музей изобразительных искусств Сан-Франциско, март 2003 – май 2003). В музеях Милуоки и Хьюстона портрет увидели 150 тысяч посетителей. Это не так много — в Японии продали ок. 700 тысяч билетов. Под давлением протестов против столь частых показов «Дамы» за рубежом Фонд Чарторыйских принял решение: после возвращения из США бесценный шедевр Леонардо в течение десяти лет не покинет Кракова.

Итак, в 1992–2003 годах «Дама» — несомненно самое ценное произведение портретного искусства в польских собраниях — совершила целых пять заграничных турне, в том числе два за океан. Так много не путешествовало ни одно произведения такого класса. В общей сложности шедевр провел за пределами Кракова два с половиной года.

По мнению специалистов, эти путешествия были чреваты огромным риском — порчи, уничтожения, кражи. Нигде в мире национальные сокровища не подвергают такой опасности. Несмотря на то, что посещаемость Музея Чарторыйских во время отсутствия «Дамы» значительно падала, фонд настаивает, что эти турне — прекрасная форма рекламы коллекций и самого Кракова. Несмотря на то, что прошло лишь шесть лет с момента поездки в США, «Дама» вновь отправилась за границу — в Будапешт, где на выставке «От Боттичелли до Тициана» в Музее изобразительных искусств в Будапеште она выставлялась с октября 2009 по февраль 2010 года. Как написал фонд в своем заявлении, «в знак благодарности польского народа для венгров за помощь, оказанную польским беженцам во время Второй мировой войны». Выставка не пользовалась особенным интересом у зрителей, у нее почти не было рекламы.

После возвращения в Польшу портрет оказался в Варшаве — в Музее Чарторыйских шел ремонт. В столице шедевр демонстрировался с мая 2010 по апрель 2011 года в Королевском замке на выставке «Леонардо да Винчи. “Дама с горностаем” и другие шедевры из коллекции Чарторыйских в Кракове». Столь долгий срок стал своего рода наказанием, поскольку Министерство культуры угрожало отказать в дальнейших зарубежных турне «Дамы», дававших деньги на ремонт Музея Чарторыйских. В апреле 2011 года основатель фонда Адам Кароль Чарторыйский подписал меморандум, согласно которому портрет отправится в длительное путешествие в Мадрид, Берлин и Лондон, однако по возвращении как минимум десять лет будет экспонироваться в Краковском национальном музее.

В Мадрид «Дама» отправилась потому, что, как утверждал Адам Кароль Чарторыйский, его об этом попросил кузен, король Испании, а «королю не отказывают». Таким образом, в Королевском дворце в Мадриде на выставке «Польша. Сокровища и художественные коллекции», проходившей с июня по август 2011 года, шедевр посмотрели 73 тысячи человек. Безопасность транспортировки гарантировал военный самолет, однако вновь стали слышны голоса протеста против аренды портрета.

Между августом и ноябрем 2011 года «Даму» демонстрировали в Берлине в Музее Боде. Эффектом последних заграничных показов стал титул «медиа-персоны года». В период с ноября 2011 до февраля 2012 года картина посетила Лондон, где в Лондонской национальной галерее ее демонстрировали на выставке «Leonardo da Vinci. Painter At the Court of Milan». Картина собирает толпы посетителей, однако музейное сообщество все громче протестует против столь частых путешествий. В результате Министерство культуры запрещает ее дальнейшие передвижения и после возвращения «Дама» выставляется в отдельном зале Королевского замка на Вавеле, где ежедневно ей может любоваться до 600 посетителей. Есть шанс, что уже в 2019 году картина вернется в Музей князей Чарторыйских, но до этого момента с 19 мая 2017 года шедевр Леонардо будет висеть в отдельном зале главного здания Краковского национального музея.

Джерело