О судьбе работы Ореста Кипренского "Портрет художника Басина"

22 грудня 2015
О судьбе работы Ореста Кипренского Портрет художника Басина (из коллекции Е.Терещенко)

В отделе реституции культурных ценностей Министерства культуры РФ неожиданно возникла журналистка из «крутого» в «лихие» 90-е издания «Московские новости» Татьяна Андриасова. И сходу озадачила меня вопросом: «Известно ли вам, знатокам утраченных ценностей, что-либо о судьбе работы Ореста Кипренского «Портрет художника Басина»?

Недели за три до её визита среди обширных списков пропавших ценностей времен войны мне попадалось на глаза это произведение классика русской живописи. Точно помню, что картина пропала во время немецкой оккупации. Обстоятельства её вывоза в Германию можно было установить только по немецким архивам. Работа с ними ещё в самом начале.

Таня пояснила свой интерес к судьбе портрета. По имеющимся у неё данным, Кипренского недавно продали на аукционе Дома Кристи. В частной беседе искусствовед из Третьяковки Алентова ей сообщила, что «Портрет Басина» до войны был экспонирован Русским музеем на выставке произведений Кипренского в Москве.

«Я уже наводила справки в Русском музее. Толком ситуацию там объяснить не смогли. Только сообщили, что Дом Кристи присылал в музей на экспертизу фотографии работы Кипренского, поскольку здесь наиболее полное собрание произведений художника. И мне дали странный ответ, что научные сотрудники музея подтвердили подлинность выставленной на торги картины. Мне, как журналисту, важно знать, почему в Русском музее не обратили внимания на главное обстоятельство – «Портрет Петра Басина» кисти О. Кипренского принадлежит им?

Вся надежда на вас. Если имеется возможность помочь, помогите. Ответ руководства Русского музея на мой запрос в вашем распоряжении».

Ответ поражал неопределенностью оценки ситуации. Зам. директора музея И.И.Карлов сожалел, что не располагает возможностью оперативно установить историю появления работы Кипренского на Западе, обещая «проработать» проблему в ближайшее время. О результатах тов. Андриасова будет своевременно проинформирована.

Журналистка отправилась в театр на премьеру, а я погрузился в изучение материалов, почерпнутых из недр московских архивохранилищ. Толком ещё не систематизированные, ксерокопии документов хранились в надежном сейфе и пребывали в хаотическом состоянии. Первым делом нашел папки с материалами Государственного архива Российской Федерации. Вот они, списки Чрезвычайной государственной комиссии с перечнями утраченных ценностей во время немецкой оккупации Крыма.

Вот и послевоенные свидетельства о командировании в Крым экспертов Русского музея для участия в поиске своих утраченных произведений. Постепенно ситуация прояснялась.

В июне 1940 года Русский музей сформировал передвижную выставку «Основные этапы развития русской живописи». В состав передвижки были включены 183 произведения прославленных мастеров России. Работы О.Кипренского, В.Тропинина, К.Брюллова, А.Иванова, И.Крамского, В.Сурикова, И.Репина, А.Венецианова, В.Верещагина, А.Куинджи, И.Левитана, К.Маковского, Б.Кустодиева, В.Серова, К.Коровина и многих других прославленных мастеров отправились в города Северного Кавказа, Донбасса и Крыма. В числе экспонатов был и портрет Петра Басина кисти О.Кипренского. Завершающий этап маршрута совпал с началом Великой Отечественной войны. В это время все экспонаты находились в Воронцовском дворце в Алупке. Руководители Русского музея, занятые эвакуацией самых ценных фондов из Ленинграда, пытались обезопасить коллекцию передвижки от возможного ограбления. Выполняя полученные из Москвы и музея инструкции, директор выставки 6 июля 1941 года подписал акт о передаче 183 произведений живописи и графики Алупкинскому дворцу-музею во временное пользование.   (Від Ред.:  Докладніше Див. : Сергей КОТ Судьба и правовой статус экспонатов передвижной выставки Государственного Русского музея 1941 года в Крыму )

Архивные документы свидетельствовали: в августе 1941 года упакованные в ящики экспонаты попытались переправить на восток. Но в Ялте выяснилось – последний транспорт на Новороссийск ушел. Эвакуация произведений Русского музея из Крыма сорвалась. Часть экспонатов возвратили в Алупку, но большинство были брошены в ящиках на причалах Ялты.

На следующий день обрадованная журналистка записала на диктофон мои «показания» о крымской истории плененной нацистами передвижки Русского музея. В «Московских новостях» появилась корреспонденция «Дважды проданный Кипренский». Публикация вызвала шквал читательских отзывов. Среди вопросов доминировал самый «больной»: почему наше государство не проявляет интереса к судьбе похищенных нацистами произведений? Музейщики в своих отзывах указывали на непростительную безалаберность экспертов Русского музея, не обративших внимания на происхождение работы классика отечественной живописи. Достаточно было заглянуть в каталог Русского музея, изданный в 1936 году накануне открытия выставки работ О.Кипренского. Портрет Петра Басина красуется на 16 странице каталога.

По мере поступления трофейных документов о деятельности Оперативного Штаба Розенберга вырисовывались некоторые обстоятельства судьбы произведений в оккупированном нацистами Крыму.

В первые месяцы оккупации Алупкинский дворец был разграблен офицерами штаба фельдмаршала Манштейна. Позднее к исполнению своих обязанностей приступили эксперты Оперативного штаба Розенберга. Они занялись организацией вывоза культурных ценностей в Германию. Обнаруженные в Киеве материалы свидетельствовали: в октябре 1942 года эксперт зондеркоманды д-р Роскамп сообщил в Берлин, что «63 полотна из экспозиции передвижной выставки Русского музея подготовлены к отправке в Берлин. Часть из них уже перевезена в Симферополь». Известно, из Симферополя ценности направлялись на сборный пункт в Киеве. Ввиду спешки картины были отправлены в рулонах. Оттуда грузы через Краков вывозились в Германию.

В одном из трофейных документов Оперативного Штаба Розенберга отмечается, что «в будущем создание музеев в Крыму не планируется…, полотна передвижки целесообразно перевезти в Берлин и присоединить к фонду большевистских картин».

На территории поверженного Третьего рейха удалось разыскать и в 1948 году возвратить в Русский музей 35 произведений. В Алупкинском дворце были обнаружены 25 картин. Их немцы не успели вывезти. В послевоенное время эти произведения оставались на хранении дворца, украшая интерьеры отдыхающей советской элиты. В 1956 году Алупкинский дворец был преобразован в музей. Обнаружилось, что из 25 картин коллекции 14 загадочным образом исчезли. Их местонахождение до сих пор не установлено. А 11 произведений в 1986 году из Крыма вернулись в родной музей.

В числе возвращенных в Русский музей ценностей портрета Басина не оказалось.

В октябре 1996 года аукционный Дом Кристи совместно с Союзом еврейских общин Австрии провел в Вене благотворительную акцию. На распродажу было выставлено 8 тысяч предметов искусства, находившихся со времен войны в замке Мауэрбах, в пригороде Вены. В КАТАЛОГЕ ТОРГА ПОД №583 ЗНАЧИЛСЯ «ПОРТРЕТ ПЕТРА БАСИНА» РАБОТЫ ОРЕСТА КИПРЕНСКОГО. При стартовой цене 47.000 долларов портрет ушел с молотка за 170.000.

В течение полувека портрет находился в замке как невостребованный, в статусе конфискованной нацистами собственности австрийских евреев. Торги не зря сопровождались критикой австрийского правительства в прессе. По мнению некоторых специалистов, Австрия не предпринимала достаточных усилий для розыска законных владельцев выставленных на аукцион произведений.

Вскоре нашлось и объяснение «забывчивости» искусствоведов Русского музея. В архивах спецотдела Министерства культуры РСФСР был обнаружен приказ №219 от 26 апреля 1957 года, согласно которому министр Михайлов предписывал Русскому музею исключить из своих инвентарных книг 2884 предмета. В число «списанных» были включены ненайденные произведения довоенной передвижной выставки. Среди них оказался и портрет Басина. Ларчик открылся просто: эта работа О.Кипренского формально за Русским музеем не значится.

А между тем портрет всплыл на аукционе в Вене и был куплен добросовестным приобретателем. И он уже стал законным собственником этого произведения, поскольку в каталоге аукциона не было указаний на факт довоенной принадлежности портрета Русскому музею.

Работа Кипренского, вывезенная немцами из России, в послевоенное время находилась среди культурных ценностей в австрийском замке Мауэрбах под покровительством Союза еврейских общин.

По решению австрийского парламента, с 1986 года списки хранящихся в замке произведений рассылались в страны, которые во время войны были оккупированы нацистами. Обширный список находящихся в Мауэрбахе ценностей получили и в Министерстве культуры РСФСР. Здесь ограничились рассылкой списков в отдельные музеи России, которые, как оказалось, списками заниматься не стали, но отрывочные перечни собственных утрат прислали. Чиновники Министерства австрийским властям о рассмотрении списков вразумительного ответа не дали.

Не дождавшись требований из России, Австрия все невостребованные произведения передала в распоряжение венского благотворительного аукциона. Именно тогда впервые в составе выставленных на аукцион картин появилась и работа О.Кипренского.

Судьба большинства произведений уникального собрания русской живописи в России никого не интересовала.

Факт продажи с торгов похищенного оккупантами портрета и его обнародование в нашей печати игнорировать стало невозможным. Руководство Министерства культуры России, впервые столкнувшееся с «цивилизованным» сбытом отечественной собственности, ломало голову: куда и к кому обращаться, как узнать фамилию анонимного приобретателя портрета? Ведь аукционы сведений о своих клиентах не разглашают.

Заместитель министра П.В.Хорошилов, инициатор издания Сводного каталога музейных утрат во время войны, поддержал идею проведения предаукционной выставки Дома Кристи в Москве и включился в организацию проекта. На открытие выставки в октябре 1997 года приехали руководители известного аукциона. На небольшом ужине один из них - лорд Хиндлип - с интересом воспринял историю картины О.Кипренского и попросил подготовить письмо для юристов анонимного владельца. В ноябре 1997 года Дом Кристи попросил представить дополнительные документы, подтверждающие право Русского музея на портрет Басина.

В Русском музее оперативно подготовили заверенные копии акта поступления портрета, выписки из книги поступлений, акта временной выдачи и другие материалы.

Интересно, что коллекция картин (среди которых был и портрет Басина) была передана Елизаветой Михайловной Терещенко в 1918 году на хранение Русскому музею. Условиями передачи предусматривался пункт: «если коллекция не будет взята обратно мною или моими наследниками в течение трех месяцев по истечении срока хранения, то коллекция эта или невостребованная её часть переходит в собственность Русского музея». Елизавета Михайловна скончалась в 1921 году. Коллекция никем не была востребована и осталась в собственности музея.

Предоставленные анонимному обладателю портрета документы тщательно были изучены его юристами.

Наконец из США пришло известие, в котором известный коллекционер и благотворитель, предприниматель, президент Нью-йоркского Музея современного искусства, вице-президент Всемирного еврейского конгресса, один из организаторов венского благотворительного аукциона Рональд Лаудерсообщал о своем решении передать безвозмездно картину России. «Я возвращаю её в Русский музей как подарок от моей супруги и меня к 100-летнему юбилею музея. Я всегда восхищался Русским музеем и его коллекцией и надеюсь в будущем увидеть «Портрет Петра Басина» в его собрании».

Портрет доставил в Москву заместитель министра культуры РФ П.В.Хорошилов

Произведение Ореста Кипренского «Портрет Петра Васильевича Басина» после 58-летнего пребывания среди невостребованных ценностей в марте 1998 года в торжественной обстановке было передано в Государственный Русский музей, где ему присвоили новый инвентарный номер.

Никандров Н.И.
http://www.lostart.ru