Маргарита ЗИНИЧ Проблема возвращения похищенных фашистами российских культурных ценностей

4 лютого 2016

Возвращение пропавшего культурного достояния России необходимо прежде всего в целях сохранения духовного богатства народа. Как известно, судьба нашего национального культурно-исторического наследия в период Великой Отечественной войны сложилась трагически. Многое было вывезено в Третий рейх и государства гитлеровского блока, многое просто уничтожено, в том числе выдающиеся памятники мировой культуры – царские дворцы в Петергофе, Павловске, Царском Селе, Гатчине.

           

На территории СССР пострадали 427 музеев (в России – 173). Только массовые библиотеки потеряли 100 млн. книг90. По подсчетам архивистов пострадали 44 897 фондов, т. е. 63 % всего архивного фонда Российской Федерации91.

Розыск утраченного, начавшийся еще в ходе войны, вели соответствующие структуры армий и фронтов, оперативные группы Управления государственными архивами НКВД СССР, поисковые организации от Всесоюзного Комитета по делам искусств при Совнаркоме СССР, Комитета по делам  культурно-просветительных учреждений при Совнаркоме РСФСР, Академии наук СССР, Академии наук Украинской ССР и других организаций.

Необходимо отметить, что часть награбленного фашистами была найдена советскими военнослужащими действующей армии. Например, в г. Белленштадт на чердаке одного из домов они обнаружили около 100 картин известных русских мастеров. Прославленную реликвию – икону «Богоматерь с младенцем», оправленную в золоченый оклад и украшенную драгоценностями, нашел в банковском сейфе капитан Ф. П. Клейносов. В марте 1945 г. войска 4-го Украинского фронта в Польше, недалеко от Освенцима, захватили эшелон с архивами более 30 местных партийных комитетов и частью архива Смоленского обкома ВКП (б). Там же оказались музейные и библиотечные ценности: 100 тыс. книг и 80 тыс. журналов из библиотек Пскова, Новгорода, Смоленска и других городов, а также Академии наук БССР92.

В имении Г. Геринга Каринхалле были разысканы 409 ящиков культурных ценностей из советских музеев. У этого нацистского лидера помимо Каринхалле были и другие особняки, замки, виллы, охотничьи домики, так что в сводную опись художественных произведений, находившихся в собственности Г. Геринга на конец войны, вошли более 1375 художественных полотен, 250 скульптур, 108 ковров и 175 других предметов искусства93.

Солдаты и офицеры Красной армии находили десятки бронзовых статуй, украшавших в мирное время парки и музеи наших городов, на медеплавильных заводах Германии. По архивным источникам установлено, что в 1945 г. с фронта воинскими частями было доставлено в Центральное хранилище музейных фондов пригородных дворцов Ленинграда (г. Пушкин) 7017 предметов. Среди них – 444 картины, 1203 книги, 528 графические работы и т. д. Но реестр и описания возвращенных ценностей составлены не были94.

После победы над фашизмом возвращение конфискованных рейхом памятников культуры и истории могло быть обеспечено только при взаимодействии Советской военной администрации в Германии (СВАГ) и оккупационных властей США, Великобритании и Франции, поскольку основной комплекс похищенного нацистами оказался в юго-западных регионах капитулировавшей страны. Реституция95 российских культурных ценностей осуществлялась в соответствии с нормами международного права, по решениям союзнических властей.

Советский Союз направил на территорию бывшего Третьего рейха и в другие европейские страны специальных представителей. В западных зонах оккупации Германии работали советские миссии. Пострадавшие страны, в том числе СССР, составляли списки потерь и выставляли свои требования. Оформление и предъявление требований на реституцию советского имущества осуществлял отдел реституции СВАГ на основании документов Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников (ЧГК), отдельных министерств и ведомств СССР, немецких архивов.

В феврале 1946 г. маршал Г. К. Жуков, возглавлявший СВАГ, был извещен американской военной администрацией в Германии о разрешении на въезд советской миссии в американскую зону. Однако ее работа продвигалась медленно, состав часто менялся, не хватало валютных средств на содержание аппарата96.

На территории Германии, как уже говорилось выше, работало несколько групп из СССР, занимавшихся поисками утраченных в годы войны книжных и музейных фондов, а также отбором произведений искусства и немецкой литературы для пополнения наших музеев и библиотек в порядке частичного возмещения урона, понесенного ими от оккупантов. В архивных документах наиболее часто встречаются фамилии уполномоченных по Германии: А.Д.Маневского – директора Научно-исследовательского института музееведения, М.И.Рудомино – директора Центральной государственной библиотеки иностранной литературы, А. И. Замошкина – директора Государственной Третьяковской галереи, А.М.Кучумова – главного хранителя Павловского дворца-музея, А.А.Белокопытова – сотрудника Всесоюзного Комитета по делам искусств, Г. Г.Кричевского – сотрудника Фундаментальной библиотеки АН СССР и др. Опасные условия работы в берлинском районе, охваченном пожарами в мае 1945 г., характеризуют записи А.Д.Маневского, возглавлявшего музейную группу. О пребывании в здании Музея Высшей художественной школы двенадцатого мая он записал: «Обследовать все подвалы этого огромного здания, соединенного подземными ходами с другими домами квартала, примыкавшего к Тиргартену, где еще были остатки фашистских отрядов, нам тогда не удалось. Только что назначенный комендант здания заявил, что там в подвалах еще находятся нацисты и пытавшиеся накануне туда проникнуть наши бойцы были убиты»97.

Поиски экспонатов из музеев СССР, несмотря на многочисленные трудности, все же дали определенные результаты. Музейная группа Комитета по делам культурно-просветительных учреждений летом 1945 г. обнаружила в здании естественнонаучного музея в Берлине вывезенное из Киева в 1942 г. имущество АН Украины (около 800 книг и ящик негативов из Института биологии и зоологии, 8 ящиков гербария и 8 ящиков энтомологических коллекций). Все это было отправлено в Советский Союз. В Ботаническом музее Берлина найдены гербарии Воронежского, Харьковского, Дерптского (Тарту) университетов, перемещенные из СССР в 1942–1943 гг. Ценности также были транспортированы в СССР представителями АН СССР.

На складах комендатур в Берлине и Мюльберге были обнаружены 40 ящиков из Новгородского государственного музея, иконостас из Новгородского Софийского собора, церковные предметы из новгородских и псковских музеев, мебель из пригородных дворцов-музеев Ленинграда. Всего специалистами Комитета по делам культурно-просветительных учреждений до 1 января 1946 г. было отобрано для отправки в СССР 5665 ящиков с книгами, музейными экспонатами, библиотечным оборудованием 98.

Наибольшее количество спрятанных нацистами культурных ценностей из различных стран Европы было найдено американцами. Обнаруженные сокровища они свозили в четыре крупных сборных пункта в Мюнхене, Марбурге, Висбадене и Оффенбахе. Из них ценности передавались законным владельцам, в том числе в СССР. Однако начиная со второй половины 1946 г., в период «холодной войны», вопросы репараций и реституции стали предметом постоянных дискуссий представителей СССР с их западными коллегами99.

Первым экспертам, направленным в Германию в феврале 1946 г., удалось идентифицировать содержимое 1815 ящиков, как советское имущество. В них находились экспонаты керченских, одесских, херсонских, киевских, львовских и других музеев Украины, а также Новгорода, Пскова, Минска, ленинградских пригородных дворцов-музеев100. Крупная акция по эвакуации принадлежащих Советскому Союзу предметов культуры и истории прошла в декабре 1945 г. в огромном хранилище замка Хохштадт (Бавария). В подвале этого замка были спрятаны археологические и этнографические коллекции, транспортированные нем- цами из Киева, Риги, Вильнюса, Львова, Харькова, Чернигова, Винницы, а также Кракова и Варшавы. Однако при осмотре выданных ящиков выяснилось, что в них отсутствуют наи- более ценные музейные предметы101.

В течение 1945–1948 гг. в распоряжение советских властей американцы передали 13 грузов (2391 ящик) с книжными, архивными фондами, музейными экспонатами и т. д. Они прибыли сначала в Берлин на склад «Дерутра». Полные отчеты о передачах культурных цен- ностей из американской зоны, найденные профессором Гарвардского университета П.Гримстед Кеннеди в Национальном архиве США, давно опубликованы на Западе. Часть документальных свидетельств введена в научный оборот бременской группой исследователей под руководством немецкого профессора В. Айхведе. По зарубежным источникам они содержали свыше полумиллиона наименований102. В России эти данные не афишировались. В 2008 г. автором обнаружены в отечественных архивах восемь перечней поступлений из американской зоны. Найдены и квитанции-расписки советских представителей на получение грузов. Речь идет об отправках археологических коллекций, книг, архивов, картин, икон, мебели, керамики из Центрального сборного пункта в Мюнхене, хранилища архивных документов и книг в Оффенбахе, сборного пункта в Висбадене103.

Прибывшая в 1947 г. в Берлин группа советских экспертов в составе представителя Комитета по делам культпросветучреждений при Совете министров РСФСР Д.Б.Марчукова, хранителя фондов Павловского дворца-музея А. М. Кучумова, сотрудника Исторического музея Г.Г.Антипина в октябре 1947 г. приступила к работе на складах «Дерутра». Более всего ценностей принадлежало дворцам-музеям Павловска, Царского Села, Петергофа, Гатчины.

В заключении комиссии по приемке культурно-художественных ценностей со склада «Дерутра», в состав которой помимо экспертов вошли уполномоченный Совмина УССР В.С.Островецкий и уполномоченный Совмина БССР М.О.Кальницкий, было отмечено:

«Определить количество экспонатов не представляется возможным из-за отсутствия точных сведений о нем. Ориентировочно можно сказать, что в 2391 ящике находятся несколько сот тысяч предметов»104.

7 ноября 1947 г. найденное в «Дерутре» отправили в СССР в 18 закрытых вагонах и 1 открытой платформе в сопровождении лиц, уполномоченных правительствами России, Украины и Белоруссии. После получения грузов в местах назначения специальным комиссиям следовало осуществить соответствующую инвентаризацию, вычислить стоимость каждого экспоната и направить разысканные ценности прежним владельцам. Однако сделать это было затруднительно из-за нехватки специалистов, и часть возвращенного в процессе реституции имущества по разным причинам оказалась в других учреждениях105.

По документам удалось установить факты передачи возвращенных из Германии культурных ценностей 20 музеям, в том числе 13 российским, 5 украинским, 2 белорусским. Новгородский музей получил 10 ящиков художественных экспонатов, Псковский – 300 предметов; Ростовский-на-Дону – 40 картин. Среди получателей были Смоленский краеведческий и Таганрогский музеи, а также уже упоминавшиеся дворцы-музеи пригородов Ленинграда106.

До настоящего времени коллегами из Украины и Республики Беларусь не найдены перечни возвращенного имущества в Киев и в Минск. В документах Советской военной администрации в Германии автором обнаружены акт приемки 182 ящиков с белорусскими памятниками культуры, прибывших из Германии в двух железнодорожных вагонах в столицу республики (акт от 6 июля 1948 г.), и поящичная опись предметов107.

Похищенные ценности самого разного рода были найдены в английской и французской зонах.

В 1946 г. англичанами был обнаружен в Любеке Готторпский глобус, вывезенный штабом А.Розенберга из Адмиралтейства Царского Села. Огромный глобус весом 3,5 т, перед отправкой его сначала в Гамбург, а затем в Ленинград, был продемонстрирован военнослужащим армии Великобритании108. В сентябре 1947 г. две картины «Украинская хата» и «Осенний пейзаж» из британской зоны были отгружены в СССР. В июле 1948 г. еще 12 картин были отправлены в Советский Союз. Перечни имеются (без указания музеев). Всего в британской зоне за период с сентября 1947 г. по декабрь 1949 г. найдено 327 наименований художественных и исторических предметов, принадлежащих СССР109.

Во французской зоне оккупации до 1 мая 1950 г. было выявлено 179 предметов, реквизированных в нашей стране, организовано пять передач ценностей. В числе возвращенного 128 картин с изображением русских солдат и офицеров 1797–1801 гг.; 9 альбомов почтовых марок гр. Якубовского (Харьков), сундук с предметами религиозного культа; архивные материалы Гатчинского дворца-музея, в том числе часть инвентарных описей музея. 18 февраля 1948 г. в Россию был отправлен реституционный груз: 3 иконы, картина И.Е.Репина «Бурлаки» (копия), Евангелие, крест церковный, бронзовая статуя XVII в., картина «Святая мученица Екатерина». Миниатюрные иконки, высоко оцененные экспертом О.М.Малашенко, были вывезены в Москву в адрес Комитета по делам искусств 28 января 1950 г.

Найденные во французской зоне 8 картин (копии) были отправлены в Рижский музей русского и латышского искусства 28 сентября 1950 г.; гуцульские вазы (5 штук) переданы Министерству внешней и внутренней торговли и снабжения ГДР 28 февраля 1950 г.110

Следует заметить, что со стороны союзников имели место отказы в выдаче ценностей, отправленных нацистами с территории Прибалтики и Западной Украины. Например, англичане отказали в выдаче 8 картин из музея г. Львова под предлогом «польское имущество»; городского архива г. Таллина; городского архива г. Калининграда и архива Калининградской области под предлогом «имущество Прибалтийских республик»111.

На территории Германии, находившейся в ведении советской военной администрации, оказалась меньшая часть захваченного нацистами культурного достояния СССР. Поиски велись в музеях, картинных галереях, выставочных залах, антикварных магазинах в федеральных землях и провинциях в Саксонии, Саксонии Ангальт, Тюрингии, Бранденбурге, Мекленбурге. В банке Веймара обнаружили оставшуюся там часть художественного собрания рейхскомиссара Украины Э. Коха. Коллекционные предметы были похищены в музеях СССР. Найденное (картины, гравюры, 1 гобелен) было отправлено в Киев112.

Как следует из отчета Управления репараций и поставок, в советской зоне к 1 июля 1948 г. были подготовлены к отправке в СССР следующие реституционные грузы: 18 745 книг, 260 ящиков с предметами из фарфора и гипса, 87 картин, 13 скульптур, 1 предмет прикладного искусства113.

В 1948 г. специальная комиссия, которой было поручено подведение итогов реституции имущества СССР, в том числе культурных ценностей, представила перечень музейных экспонатов и произведений искусства, реквизированных и не возвращенных законным владельцам. В перечне суммарно указывалось несколько сот тысяч наиболее ценных предметов культуры и искусства, в том числе более 9 тыс. произведений живописи, включая картины Репина, Сурикова, Айвазовского, Крамского, Рембрандта, Веронезе и др.; более 2 тыс. произведений графики, гравюр, офортов; 3300 икон; более 33 тыс. предметов прикладного искусства; 111 576 предметов, найденных во время археологических раскопок; около 150 тыс. ценнейших единиц мебели, фарфора, скульптуры, бронзы, хрусталя из разграбленных дворцов-музеев пригородов Ленинграда и др.114

По архивным данным, на 1 января 1949 г. в советской зоне оккупации Германии находились следующие культурные ценности, подлежащие возвращению в СССР: 36 картин, собрание старинных русских монет (108 штук), старинное орудие, 2 ковра, 2 гобелена; в западные страны: 72 картины, 2 рояля и 12 предметов прикладного искусства115. В восточной зоне в соответствии с постановлением Совета министров СССР № 14859-р от 29 сентября 1949 г. датой завершения реституции было установлено 1 октября 1949 г. Дальнейший розыск советских культурных ценностей возлагался на специальные органы МИД Германской Демократической Республики116.

Одной из важнейших зон поиска пропавших историко-художественных произведений была Восточная Пруссия (с 1946 г. Калининградская область) и в первую очередь г.Кёнигсберг. Этот город при нацистах стал базой хранения и распределения культурных ценностей, перемещенных в период войны из оккупированных республик и областей СССР.  Розыск предметов художественного и исторического значения, поступивших на Кёнигсбергскую базу, велся с 1945 г. во многих хранилищах. Назовем наиболее известные: Орденский замок, имение гаулейтера Э. Коха, кирхи, картинные галереи, библиотеки. Часть конфискованного была размещена в окрестностях Кёнигсберга – в замках Бальга, Лохштедт, Прейсиш-Эйлау (Багратионовск), а также в старинных графских резиденциях. Поисковая деятельность на этой территории бывшего Третьего рейха не прекращается и в третьем тысячелетии.

Наиболее известной страницей истории поисков утраченного являются события, связанные с судьбой знаменитой Янтарной комнаты, вывезенной в 1941 г. в Кёнигсберг военнослужащими вермахта из Екатерининского дворца Царского Села. Новые «сенсационные» открытия сделаны английскими репортерами К. Скотт-Кларк и Э. Леви в книге, переведенной на русский язык в 2006 г.117  Они выдвигают версию о сожжении солдатами Красной армии Янтарной комнаты в Орденском замке Кёнигсберга сразу же после его штурма в апреле 1945 г. Ее опровержение – в журналистском расследовании А. Мосякина, опубликованном в 2008 г.118

Вновь вернемся к сороковым годам. Учитывая, что в расхищении и уничтожении славянского духовного наследия принимали участие и сообщники Германии, в мирных договорах 1947 г., заключенных союзниками по антигитлеровской коалиции с Италией, Финляндией, Румынией, Венгрией, была предусмотрена обязанность произвести реституцию. В этих актах она понималась именно как возвращение захваченного и вывезенного войсками сателлитов Германии имущества с территории противника.

Таким образом, благодаря усилиям властных структур, взаимодействию союзников при выполнении реституционной программы в 1945–1948 гг., героизму работников культуры, часть вывезенных за пределы Отечества ценностей вернулась прежним владельцам. Из похищенного фашистами вернулось в Россию больше всего архивных документов, менее всего – художественных произведений. Обобщенные сведения о потерях Архивного фонда России содержатся в специально изданном каталоге, а также в содержательных публикациях историка-архивиста В. В. Цаплина119 и его рукописи «Архивы, война и оккупация», хранящейся в Российском государственном архиве экономики.

Изъятые оккупантами из государственных архивов документы были разысканы в Германии, Чехословакии, Австрии, Румынии, Польше… Но поиск не завершен. Он затрудняется тем, что местонахождение большинства невозвращенных ценностей не установлено.

После 1940-х годов власти СССР занимались выявлением пропавшего национального достояния менее интенсивно, и интерес к этому проявлялся лишь в связи с масштабным возвращением в ГДР перемещенных ценностей германского происхождения.

Поиску утраченных российских архивов и предметов исторического и художественного характера помогали граждане разных стран: Г. Штайн из Германии, барон Фальц Фейн из Лихтенштейна, Ж. Сименон из Франции и др.

Успешно решить проблему возвращения вывезенных за пределы Отечества культурных ценностей можно лишь при наличии масштабных государственных поисковых программ, которые сейчас в нашей стране, к сожалению, отсутствуют. Надеемся, что реализация первого российско-германского проекта «Российские музеи во время Второй мировой войны», стартовавшего в марте 2012 г., будет способствовать решению этой затянувшейся проблемы, перешедшей в XXI в.

Примечания.

90 Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны. М.; СПб.: М-во культуры РФ, 1999. Т. 1, кн. 1. С. 3; Мазурицкий А. М. Книжные собрания России и Германии в контексте реституционных процессов. М.: Изд-во МГУКИ, 2000. С. 132.

91 Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в период второй мировой войны. М.: Федераль- ная арх. служба России, 2000. Т. 4: Государственные архивы Российской Федерации. Утраченные архивные фонды, кн. 1. С. 15–16.

92 Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 17. Оп. 125. Д. 308. Л. 9–18.

93 Разгонов С. Хранители вечного. М.: Молодая гвардия, 1975. С. 66; Военные трофеи: междунар. бюллетень. М., 1998. № 5, 6.

94 Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга (ЦГАЛИ СПб.). Ф. 277. Оп. 1. Д.79. Л. 2.

 95 Реституция (от латин. restitution – восстановление). В международном праве:  возвращение имущества, неправомерно изъятого и вывезенного воюющим государством с территории противника.

96 Архив внешней политики РФ (АВП РФ). Ф. 082. Оп. 35. Папка 166. Д. 41. Л. 49–52.

97 Цит. по: Петровский Н. В. По следам утраченных шедевров. М.: Крафт+, 2007. С. 162.

98 Государственный архив Российской Федерации. Ф. А-534. Оп. 2. Д. 1. Л. 16–24, 84.

99 Там же. Ф. 7021. Оп. 116. Д. 321. Л. 10–11; Зинич М. С. Поиск и возвращение похищенных фашистами российских культурных ценностей // Отечественная история. 2005. № 2. С. 105.

100 АВП РФ. Ф. 082. Оп. 32. Папка 180. Д. 19–22.

101 Кончин Е. Эти неисповедимые судьбы. М.: Молодая гвардия, 1990. С. 280–281.

102 Гримстед Кеннеди П. Возвращение Соединенными Штатами Советскому Союзу в 1945–1959 гг. культурных цен- ностей, похищенных нацистами // Карта Европы: судьба перемещенных культурных ценностей в третьем тысячелетии. М.: Рудомино, 2002. С. 89–92.

103 Зинич М. С. Послевоенная реституция российских культурных ценностей // Мир и политика. 2009. № 5. С. 27.

104 Российский государственный архив экономики (РГАЭ). Ф. 413. Оп. 16. Д. 164. Л. 120–121.

105 Военные трофеи: междунар. бюллетень. М., 1999. № 6. С. 39.

106 ЦГАЛИ СПб. Ф. 387. Оп. 1. Д. 91. Л. 9.

107 РГАЭ. Ф. 413. Оп. 16. Д. 369. Л. 2–231.

108 Zinič M. Zwisсhen den Zonen. Restitution von Kulturgut an Russland // Osteuropa. Berlin. 2006. N 1–2. S. 326.

109 Зинич М. С. Проблемы реституции российских культурных ценностей // Великая война и Великая победа народа: в 2 кн. М.: Академкнига, 2010. Кн. 2. С. 445.

110 Там же.

111 АВП РФ. Ф. 082. Оп. 35. Папка 166. Д. 42. Л. 142–143.

112 Встреча. М., 1995. № 5. С. 17–18.

113 Патриотизм – духовный стержень народов России. М.: Экон. лит., 2006. С. 408.

114 Там же.

115 АВП РФ. Ф. 082. Оп. 35. Папка 166. Д. 41. Л. 96.

116 Там же. Оп. 27. Папка 120. Д. 9. Л. 14.

117 Скотт-Кларк К., Леви Э. Янтарная комната: тайная история величайшей мистификации XX века: пер. с англ. М.: Эксмо, 2006.

118 Мосякин А. За пеленой янтарного мифа: сокровища в закулисье войн, революций, политики и спецслужб. М.: РОС- СПЭН, 2008.

119  Сводный каталог культурных ценностей … Т. 4, кн. 1; Цаплин В. В. О розыске документов, похищенных в годы войны из архивохранилищ СССР // Отечественные архивы. 1997. № 5, 6.

Джерело: Великая Отечественная — известная и неизвестная: историческая память и современность: материалы междунар. науч. конф. (Москва — Коломна, 6—8 мая 2015 г.) / отв. ред.: Ю.А. Петров; Ин-т рос. истории Рос. акад. наук; Рос. ист. о-во; Китайское ист. о-во и др. — М.: [ИРИ РАН], 2015 С.48-57