Маргарита ЗИНИЧ Деятельность Оперативного штаба А. Розенберга по вывозу культурных ценностей из СССР

26 березня 2016

Российская и зарубежная общественность знает о преступлениях нацистов в период Второй мировой войны – убийстве миллионов людей в оккупированной Европе, разрушении экономики, использовании тактики «выжженной земли», особенно в СССР. Другая же сторона этих преступлений до последнего времени недостаточно освещена в литературе – это расхищение национальных сокровищ искусства и истории на захваченных территориях.

Поскольку включенные в советскую историографию материалы Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию нацистских преступлений (ЧГК), в частности? отдельные ее выводы и заключения, оценки потерь в сфере культуры, списанных на немцев, имущественные преступления против Церкви вызывают сомнения у зарубежных и некоторых отечественных исследователей, обращение к различным немец-ким источникам, сопоставление их с документами противоположной стороны, несомненно, поможет установлению истины.

Сводные данные об ущербе в сфере культуры, подготовленные ЧГК под руковод-ством Н.М.Шверника и неоднократно публиковавшиеся, в настоящее время уточняются. Ведь комиссия не всегда располагала исчерпывающими и проверенными сведениями, покольку оккупанты увозили картотеки, инвентарные книги, фототеки, архивы. Часть документации погибла, в том числе во многих провинциальных музеях и библиотеках.

В последние годы проводится также корректировка данных о ценностях, вывезенных в Третий рейх; целенаправленно уничтоженных фашистами и разрушенных советскими войсками в результате боевых действий; а также похищенных на местах и возвращенных из Германии после войны, о чем ранее сообщалось крайне мало. По разработанной Чрезвычайной государственной комиссией методике утраты исчислялись суммарно по вывезенным и уничтоженным ценностям, поэтому выделить конкретные данные по названным видам утрат не всегда представляется возможным.

Наибольшую активность в расхищении и вывозе российских ценностей проявил Оперативный штаб рейхсляйтера А. Розенберга – айнзацштаб (Einsatzstab Reichsleiter Rosenberg – ERR), сведения о котором получены из рассекреченных трофейных документов бывшего Особого архива и Центрального государственного архива Украины.

Потери в сфере культуры от рук оккупантов были огромны. Разграблено 427 музеев (в России – 173), уничтожено и вывезено на Запад 180 млн. экземпляров книг, 13 тыс. музыкальных инструментов. Утрачено 63 % всего архивного фонда Российской Федерации1.

В указе А. Гитлера о полномочиях Оперативного штаба сказано: «Его штаб по руководству операциями на оккупированных территориях имеет право проверять библиотеки, архивы, масонские ложи и другие идеологические и культурные учреждения всех родов с точки зрения наличия в них соответствующих материалов и конфисковывать эти материалы для использования их при решении идеологических задач Немецкой национал-социалистической рабочей партии и в дальнейшем – в научных исследованиях “Высшей школы”»2.

Трофейные документы дают возможность восстановить структуру айнзацштаба и его подразделений, их местонахождение, назвать руководителей зондеркоманд и наиболее активных участников вывоза российских ценностей, раскрыть механизм и широкие масштабы их деятельности. Оперативный штаб рейхсляйтера А. Розенберга размещался в Берлине. Начальником штаба центрального руководства был назначен генерал Г. Утикаль. Оперативную группу возглавил Ф. Шюллер. Отделения штаба были в Киеве, Минске, Риге, Таллинне, Смоленске, Ростове, Симферополе. Ему подчинялись главные рабочие группы «Остланд», «Митте» (с апреля 1943 г.), «Украина», которые, в свою очередь, руководили более мелкими рабочими группами, закрепленными за определенной территорией. Например, в главную рабочую группу «Остланд» (руководитель – д-р Нерлинг) входили рабочие группы «Литва», «Латвия», «Эстония», «Ингерманланд» и передовая команда «Петербург». Активно действовали также зондеркоманды «Псков», «Новгород», «Смоленск», «Ростов», «Горки», Кавказ» и др.3

Перемещение в нацистский рейх музейных и библиотечных собраний, архивов производилось с участием квалифицированных специалистов, одетых в коричневую форму. Из них были созданы и специальные организации, в том числе зондерштабы «Изобразительное искусство» (руководитель д-р Шольц), «Библиотеки» (руководитель – д-р Ней), «Архивы» (руководитель – д-р Моммзен, затем – д-р Дюльфер), «Древняя и ранняя история» (руководитель – д-р Райнерт), «Музыка» (руководитель – Геригк). Эти штабы шли вслед за немецкими армиями.

Для конфискованного штабом А. Розенберга имущества создавались сборные пункты в Пскове, Риге, Таллинне, Киеве, Кенигсберге. В центральное книгохранилище в Киеве к середине ноября 1942 г. помимо украинских фондов д-ром Неем было доставлено 2 вагона книг из Воронежа и Курска. В основном это были старые издания на русском, западноевропейских языках (около 10 000 томов), которые предназначались для Центральной библиотеки высшей партийной школы в Берлине4. В отчете д-ра Нея за период с 9 по 14 октября 1942 г. о работе в Киеве отмечалось, что прибывшие в Киев фонды были разделены на 5 групп: старые издания; фонды Дерптского университета (примерно 5 000 томов); русские энциклопедии (около 500 томов); русские журналы (примерно 7 000 томов), включая раритеты; различные монографии и серийные издания. Указывалось, что среди книг из Курска находились также некоторые рукописи и архивные материалы (в том числе, и упомянутое в прежнем отчете масонское послание 1790 г.), которые были переданы консультанту по архивам рабочей группы «Киев» д-ру М.Гранцину.

В материалах штаба А. Розенберга, к сожалению, места дислокации указаны не всегда. Вывоз осуществлялся через Киев, Ригу, Таллинн, Вильнюс, Кенигсберг. Так, в донесении сотрудника штаба д-ра Ломматша, составленном 5 мая 1943 г., отмечалось, что в Вильнюсе на сборном пункте (в Бенедиктинском монастыре) находились: партархив Смоленска, материалы ХIX в. (5 вагонов), русский архив из Витебска (дореволюционные материалы – 1 вагон), экспонаты Центра крестьянских художественных ремесел, созданного просветительницей М. К. Тенишевой (иконы, картины, книги). Ожидалось прибытие еще нескольких вагонов из Витебска5.

Кратко остановимся на судьбе Смоленского партийного архива, долго фигурировавшего в спорах по проблеме реституции. Захваченный уполномоченным зондерштаба «Архивы» д-ром В. Моммзеном в начале 1943 г. и поступивший в феврале 1943 г. в Вильнюс, он в июне 1944 г. был доставлен в Ратибор (Силезия) вместе со старой картотекой. Перед первой отправкой документы просматривались службой безопасности (СД). Обнаруженная Красной Армией в 1945 г. в Польше значительная часть архива была возвращена в СССР. Другая часть, оказавшаяся в распоряжении американской военной администрации в Германии, была переправлена в 1946 г. в США и находилась в Национальном архиве. Лишь в 2003 г. Смоленский архив вернулся на свою историческую родину6.

В отчете главной рабочей группы «Остланд» о транспортировке из Риги в рейх культурно-художественных предметов в апреле 1944 г., подписанном искусствоведом Роскампом, указано, что отправлено 2 вагона с фарфором, мебелью, изделиями народных ремесел и т.д.; 650 произведений древнерусского искусства из церквей и музеев Новгорода, Тихвина, Пскова. Подчеркивалось, что «иконы чрезвычайно ценные, особенно из иконостасов новгородских церквей. Они относятся к ХIV – XVIII векам. Эти иконы можно считать одними из лучших культурных ценностей, полученных в России»7.

Действительно, среди похищенного – ценнейшие памятники истории и национальной культуры: царский и патриарший троны ХVI в. из Новгородского Софийского собора, паникадило Бориса Годунова. Из библиотек города вывезено 33 892 тома, в том числе 585 раритетов и рукописей ХVII – XVIII вв., среди них периодические издания «Русская речь» 1880 г., «Библиограф» 1860 г. Из Псковского Кремля изъято 1 026 древних церковных книг, предметы культа, из музея А. С. Пушкина в Пушкинских горах – обстановка и экспонаты, из Тихвинского монастыря – национальная святыня, чудотворная икона «Тихвинская Божия Матерь», которая была конфискована нацистами в ноябре 1941 г. Святыня была перевезена в Псков, затем в Ригу. 22 сентября 1944 г. начался ее путь в Германию вместе с епископом Иоанном Гарклавс. Из Германии икона попала в США. Незаконность ее вывоза из России очевидна. Только через 60 лет в июне 2004 г. реликвия была возвращена в Тихвинский Успенский монастырь8.

Сильно пострадали царские дворцы-музеи пригородов Ленинграда. Из Павловского дворца вывезено богатейшее убранство царских покоев: мебель, гобелены, паркет, книги, собрание античных монет и т.д. Из Петергофа отправлены в Германию десятки тысяч экспонатов, среди них 4 950 образцов мебели русской и западноевропейской работы ХVIII – XIX вв., фарфор той же эпохи, скульптуры, картины, библиотека. Имеются немецкие источники, свидетельствующие об основных акциях по вывозу предметов старины и редких книг из дворцов-музеев пригородов Ленинграда различными немецкими подразделениями (гражданскими и военными). Особенно впечатляет отчет группы «Ингерманланд» (доктора Вудер, Штеве, Эсер, Шпеер, фон Крузенштерн) об инспекторской поездке в ноябре 1941 г. В разделе «О современном состоянии царских дворцов» дается подробное описание разрушений зданий в Царском Селе, Павловске, Гатчине, Петергофе; называются участники вывоза культурно-художественных собраний этих великолепных архитектурных ансамблей; перечисляются богатые трофеи военных, что названо «традиционным правом боевых частей».

О вывозе портретов царской семьи из Гатчины и знаменитого Готторпского глобуса из Адмиралтейства Царского Села имеются сведения в документах штаба и в газетах, издававшихся на захваченной территории. Огромный глобус, внутренняя поверхность которого представляла звездное небо, вращающийся в соответствии с движением Земного шара, был подарен Петру Великому датским королем Фредериком IV в 1713 г. В 1942 г. его демонтировали и отправили в рейх9.

Из трофейных документов видно, что подчиненные А. Розенберга поддерживали постоянные контакты с другими немецкими подразделениями, решавшими аналогичные задачи: отделами и звеньями пропаганды вермахта, его экономической инспекцией, службами СС и СД и др. Верховное командование вермахта совместно с А. Розенбергом издало инструкцию, которая обязывала командующих армиями и подчиненные им инстанции оказывать айнзацштабу всемерную помощь в грабеже сокровищ искусства. По указанию верховного командования вермахта Генеральный штаб сухопутных войск издал 30 сентября 1942 г. приказ, адресованный командованию всех групп войск и армий и руководителям военной администрации на оккупированных территориях Европы. В этом приказе, в частности, говорилось: «Для централизованного управления зондеркомандами командованию групп войск или командованию армии по мере надобности придается уполномоченный айнзацштаба Розенберга, который является руководителем зондеркоманд в зоне деятельности группы войск или соответственно армии. Вышеназванное лицо обязано своевременно уведомлять командующего группой войск или соответственно армий о полученных им указаниях рейхсляйтера Розенберга или руководителя его айнзацштаба. Командующий имеет право давать указания уполномоченному <…> Размежевание сфер деятельности между зондеркомандами Розенберга и зондеркомандами руководителя полиции безопасности и службы безопасности регулируется непосредственным соглашением обеих служб. Зондеркоманды включаются в тыловые части вермахта. Им присваивается коричневая форма с соответствующим знаком отличия»10.

23 августа 1944 г. начальник Оперативного штаба Г. Утикаль сообщил, что рейхсляйтер А.Розенберг 21 августа 1944 г. потребовал от руководителя оперативной группы Ф.Шюллера отчет о возможности эвакуации художественных ценностей из восточных областей. На основании этого документа рейхсляйтер определил, что значительные ценности России должны быть вывезены его айнзацштабом в том случае, если это не нанесет ущерба интересам действующих частей вермахта. Договоренность была достигнута11.

Таким образом, эти приказы верховного командования, служебные инструкции, совместная деятельность вермахта и Оперативного штаба А. Розенберга являются доказательствами, разрушающими легенду о «чистом вермахте», не связанном с преступлениями гитлеровского режима. В настоящее время в историографии ФРГ предпринимаются попытки раскрыть активную роль командования германских вооруженных сил в утверждении в оккупированных странах, прежде всего на территории СССР, «системы разбоя, террора и опустошения», показать, что совершенные немецкими военнослужащими преступления отражали «общий процесс социальной варваризации» в фашистской Германии. И на смену мифу о «незапятнанном вермахте» приходит историческая правда12.

Из добычи, захваченной немецкими штабами и зондеркомандами, формировались фонды федеральных и ведомственных архивов, Центральной библиотеки высшей партийной школы в Берлине, Восточной библиотеки, Института изучения восточных стран, частные художественные коллекции. Многие похищенные сокровища хранились в замках, шахтах, имениях нацистов.

В документах Оперативного штаба излагались принципы, по которым предполагалось принимать и распределять конфискованные книжные фонды. Этими принципами, в частности, руководствовались его сотрудники при пополнении Восточной библиотеки. Книги делились по языковому принципу на 2 группы – на русском и иностранных языках (группы А и Б). Затем русская литература подразделялась на изданную до 1917 г. (по еврейскому вопросу, масонству, марксизму, религии, истории, искусству России); после 1917 г. (перечисленная литература аналогичного характера плюс коммунистические издания, позволяющие изучать жизнь СССР); переводы с иностранных языков, если произведения имели значительную ценность и содержали обширные «большевистские введения»13.

В отчете главной рабочей группы «Остланд» руководству штаба в Берлине «Об обработке Новгородской библиотеки», датированном 15 октября 1942 г., сообщалось, что вывезенная библиотека насчитывала 33 892 тома. Из них 6 234 книги – прежде всего роскошные издания Библии, Евангелие, молитвенники, раритеты и первые издания ХVIII в. – были отправлены в берлинскую Восточную библиотеку. Помимо этого, Восточная библиотека получила «Полное собрание законов Российской империи» (200 томов), «Свод законов» (150 томов), 7 600 книг по истории, археологии, географии и 150 альбомов по искусству14. В директивах руководства Центральной библиотеки высшей школы в Берлине об обработке книг, изъятых из библиотек Воронежа и Курска, рекомендовалась следующая рубрикация для каталога: религия, история, философия, право, юридическая наука, народное хозяйство, статистика, политика, языкознание, педагогика, искусство, музыка, карты, военная история, медицина, математика и др. Всего 27 рубрик.

Централизованно вывезенные нацистами российские ценности неоднократно демонстрировались на выставках в Риге и Берлине. В апреле 1942 г. в Риге выставлялись наиболее редкие книги Новгородской библиотеки – из собрания архиепископа Арсения, Братства Святой Софии, Юрьева монастыря. В апреле 1944 г. в Государственном музее в Риге группа армий «Север» выставила мебель, фарфор, часть иконостаса и фрагменты царского и патриаршего тронов ХVI в. из Новгородского Софийского собора. Все это позже было транспортировано в Германию15.

На выставке «Из деятельности Оперативного штаба» в большом объеме были представлены конфискованные книжные фонды российских библиотек, архивов, музейные сокровища. Важнейшими успехами штаба считались изъятие ценных церковных книг из Новгорода; доставка в Вильнюс в феврале 1943 г. смоленских архивов и редких экспонатов из музея М. К. Тенишевой (Центра крестьянских художественных ремесел); вывоз предметов культурного и исторического значения из Гатчинского дворца16.

Наиболее ценные вещи из награбленного в Европе предназначались для создаваемого Музея фюрера в г. Линц. Эта акция была закодирована как «миссия Линц» и возглавлялась

 

Г. Поссе – известным искусствоведом, директором Дрезденской картинной галереи, который содействовал разграблению лучших художественных коллекций Европы. По проекту, обнаруженному в личной библиотеке А. Гитлера, планировалось построить несколько зданий для учреждений культуры, которые предполагалось разместить вокруг будущего Музея фюрера.

О добыче, захваченной штабом А. Розенберга для Музея фюрера, рейхсминистр оккупированных восточных областей писал 11 апреля 1943 г.: «Желая доставить Вам, мой фюрер, радость ко дню Вашего рождения, позволю передать Вам папку с фотографиями некоторых ценнейших картин, которые мой айнзацштаб, выполняя Ваш приказ, изъял на оккупированных территориях <…> Эта папка фотографий представляет собой дополнение к уже поступившим в Ваше собрание из этого же источника 53 ценнейшим произведениям искусства. Но и она дает лишь слабое представление о чрезвычайно обширных и ценных сокровищах искусства, собранных моим штабом»17. Шифры для музея фюрера стояли на псковских и новгородских иконах, предназначенных для вывоза.

При конфискации сокровищ особо отличались высокопоставленные члены нацистского руководства. Наиболее алчным был рейхсмаршал Г. Геринг, который хотел создать в своем замке Каринхалле столь же грандиозную художественную галерею, как Музей фюрера. Пытаясь заполучить шедевры, рейхсмаршал действовал беззастенчиво и подкупал сотрудников штаба А. Розенберга, забирая без регистрации понравившиеся ему предметы искусства.

С начала деятельности «миссии Линц» до июля 1944 г. в нацистский рейх было доставлено 137 вагонов с картинами, редчайшей мебелью, ювелирными украшениями из разных европейских коллекций. Но мифический Музей фюрера так и не был построен. Планы его создания рухнули вместе с планами мирового господства18.

В немецких документах постоянно подчеркивалось, что все акции по конфискации произведений искусства, библиотечных и архивных фондов осуществлялись лишь для их «спасения» в зоне оккупации, «изучения проблемы», «сбора материала» и хранения ценностей в безопасном месте, чтобы «они эту войну пережили и остались для последующих поколений». Однако Международный военный трибунал в Нюрнберге признал, что А. Розенберг и его айнзацштаб занимались разграблением культурного достояния европейских наций, а не его сохранением, как утверждала защита19.

Масштаб деятельности его и других аналогичных подразделений весьма значителен. Каталог похищенных в период Второй мировой войны нацистами произведений искусства и культуры составил 39 томов. Следует иметь в виду, что томов каталога должно было бы быть гораздо больше, но айнзацштаб не успел завершить работу по учету реквизированных сокровищ. Для транспортировки изъятых в СССР художественных и научных ценностей А. Розенбергу понадобилось 1 418 железнодорожных вагонов. Морским путем было отправлено 427 тонн20.

Среди разграбленных российских учреждений искусства следует выделить группу региональных художественных музеев, расположенных в Калуге, Твери, Воронеже, Ростове-на-Дону, Краснодаре, Смоленске. Например, Калужский музей, не сумевший эвакуировать свои ценности, ведет поиски конфискованных оккупационными властями произведений живописи И. К. Айвазовского, И. И. Левитана, В. Д. Поленова, И. И. Шишкина, и других известных мастеров21.

Богатые трофеи в России захватила зондеркоманда, созданная в 1941 г. Министерством иностранных дел Германии, конкурировавшая с штабом А. Розенберга. Ее задачей являлось «сохранение документов посольств и посланнических миссий» государств, объявленных вражескими. Но этим дело не ограничивалось. Проводилась конфискация и произведений искусства. Зондеркоманда, возглавляемая 30-летним штурмбанфюрером СС бароном фон Кюнсбергом, должна была действовать на передовой. Подробно ее деятельность описана немецким исследователем Ульрикой Хартунг в книге, опубликованной в Бремене в 1997 г.22

В 1942 г. это подразделение значительно расширило свои полномочия, увеличило численность и техническое оснащение. Всего в нем насчитывалось 360 человек, 34 легковые автомашины, 33 грузовые, 16 мотоциклов. Выделялись 4 основных направления деятельности: реквизиция политической документации; материалов по народоведению; архивов; материалов по экономике и медицине. Это свидетельствует о разнообразии интересов организации.

По одной роте МИДа Германии были прикреплены к трем германским войсковым группам: «Северной», «Центр», «Южной». Они имели кодовые названия «Гамбург», «Нюрнберг», «Потсдам». С ноября 1942 г. зондеркоманда фон Кюнсберга стала называться «Батальоном Ваффен – СС».

24 марта 1942 г. в Берлине на Харденбергштрассе состоялась выставка под названием «Образцы материалов, добытых специальной командой Кюнсберга при Министерстве иностранных дел в русской компании». Среди приглашенных были высокопоставленные представители нацистского руководства, канцелярии фюрера и СС. Экспонаты были разделены на 4 категории: народоведение, политика, политические документы и сохраненные от уничтожения ценности. Последняя из названных категорий состояла из ценнейших предметов истории и культуры, таких как старопечатные книги, церковно-славянские книги ХVII в., уникальные естественнонаучные издания XVIII и XIX вв., манускрипты царицы Елизаветы, а также редкие географические карты и акварели из России. К этому времени в Берлине уже находилась изъятая библиотека из Царского Села (Коллекции из других императорских дворцов прибыли в Берлин позднее). Кроме того, сложенная в ящики и не описанная и не учтенная литература. На возражения представителя д-ра Бенкера Кюнсберг отвечал, что в противном случае он волен ее кому-либо подарить или передать, так как новым владельцем книг является Имперский МИД. Хотя конфликтные ситуации возникали не раз при дележе трофеев, договоренность все же была достигнута 23.

Экономическую литературу принял экономический штаб «Ост». Северо-Восточное и Юго-Восточное немецкие научно-исследовательские объединения, Прусская государственная библиотека в Лейпциге также были снабжены добычей из СССР, а получали ее также научные учреждения в области растениеводства, сельского хозяйства и медицины. В январе 1943 г. выставка была ликвидирована. Все оставшееся имущество, захваченное на Восточном фронте, было передано другим учреждениям. Кюнсберг высказал признательность знакомым и друзьям, которые поддержали его отряд. Так, бывший посол в Москве граф Фридрих фон дер Шуленбург получил экспонаты для своего генеалогического собрания графских домов (из коллекций Павловского дворца)24.

На Нюрнбергском процессе были использованы показания оберштурмфюрера одного из подразделений Кюнсберга – Норманна Фёрстера. Он попал в плен осенью 1942 г. на Северном Кавказе. Полученная в октябре от пленного германского офицера информация была направлена в Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) и опубликована в советской прессе уже в ноябре 1942 г. В своих показаниях Н. Фёрстер приводил сведения о захвате и вывозе в Германскую империю культурных ценностей из пригородных дворцов-музеев Ленинграда, о богатых трофеях из Украинской Академии наук, тысячных библиотечных фондах из Харькова и т.д.25

«Батальон Ваффен-СС» участвовал в вывозе государственного архива Новгорода в октябре 1942 г. Он действовал в Пскове совместно с зондеркомандой «Псков» в мае 1943 г. Поворот военных событий в 1943 г. на советско-германском фронте привел к ликвидации подразделения Кюнсберга. Штурмбанфюрер СС был направлен в танковый полк.

Информация о деятельности реквизиторов из батальона Кюнсберга нашла подтверждение в рассекреченных в Великобритании весной 1997 г. документах периода Второй мировой войны. Речь идет о радиограммах, которыми обменивались командиры и служащие специального формирования МИД и СС и которые удалось перехватить британской разведке из Центра в Блечли-парк. Из источников Блечли-парк видно, как оккупанты систематически очищали от культурных ценностей музеи, библиотеки и архивохранилища России (Новгорода, Сталинграда, Крыма и Кавказа)26.

Тот факт, что деятельность подразделения Кюнсберга и штаба А. Розенберга получила отражение в работе Международного военного трибунала в Нюрнберге, свидетельствует о больших масштабах грабежей на территории СССР.

Нужно отдавать себе полный отчет в том, что в нашем духовном наследии многое утрачено навсегда. Исчез целый пласт национальной культуры. Большой урон был нанесен всемирно известным дворцово-парковым ансамблям Петергофа, Царского Села, Павловска, Гатчины, древнерусским городам Новгороду, Пскову, Смоленску с их неповторимыми памятниками зодчества и музеями, провинциальным учреждением культуры и образования. Уничтоженные и разграбленные музеи, библиотеки, архивохранилища отражали своеобразие славянской культуры, ее традиции, дух эпохи. И это нельзя не учитывать при оценке российских потерь в период Великой Отечественной войны.

Уместно упомянуть, что потери российского духовного наследия были бы меньше, если бы не действия коллаборационистов. Из рассекреченных документов видно, кто конкретно из интеллигенции и духовенства был тесно связан с оккупантами и помогал им вывезти за пределы Отечества национальные реликвии, музейные и библиотечные коллекции, имущество научных и просветительных учреждений, предметов культа. Причем помогал не только непосредственным участием в реквизициях, но и своей службой оккупационному режиму, агитацией за идеалы «Нового порядка» и т.д. При этом специалисты штаба А. Розенберга, зондеркоманды Кюнсберга и предатели прекрасно понимали, что собрания культурных и религиозных учреждений имеют не только художественную, но и огромную материальную ценность. А культурная собственность, как любая другая собственность, может приносить солидный доход.

1 Всероссийская Книга Памяти: 1941–1945. Обзорный том. Изд. 2-е, доп. и испр. М., 2005. С. 298; Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны. М.; СПб., 1999-2009. Т. 1–16.

2 Цит. по: Зейдевиц Р., Зейдевиц М. Дама с горностаем. Как гитлеровцы грабили художественные сокровища Евро-пы. М., 1966. С. 38-39.

3 Центральный государственный архив Украины (Далее – ЦГА Украины). Ф. 3676. Оп. 1. Д. 59. Л. 93-96; Оп. 4. Д. 444. Л. 207-208.

4 Там же. Оп. 1. Д. 45. Л. 9, 12; Д. 11. Л. 14.

5 Мазурицкий А. М. Книжные собрания России и Германии в контексте реституционных процессов. М., 2000. С. 52-53; Картотека «Z» Оперативного штаба «Рейхсляйтер Розенберг». М., 1998. C. 237-238.

6 Возвращение «Смоленского архива». М., 2005; Grimsted Kennedy P. The Odyssey of the Smolensk Archive. Plun-dered Communist Records for the Service of Anticommunism // The Carl Beck Papers in Russian and East European Stud-ies. Pittsburg, 1995.

7 ЦГА Украины. Ф. 3676. Оп. 1. Д. 136. Л. 723-724.

8 Российский государственный военный архив (Далее – РГВА). Ф. 1401к. Оп. 1. Д. 65. Л. 61; Возвращение: Тихвинская икона Божией Матери. СПб., 2004.

9 РГВА. Ф. 1401к. Оп. 1. Д. 50. Л. 13; Д. 65. Л. 61; ЦГА Украины. Ф. 3676. Оп. 1. Д. 148. Л. 1-5; Д. 149. Л. 191-192.

10 Цит. по: Зейдевиц Р., Зейдевиц М. Дама с горностаем. С. 39-40; ЦГА Украины. Ф. 3676. Оп. 1. Д. 127. Л. 78.

11 Зинич М. С. Похищенные сокровища: вывоз нацистами российских культурных ценностей. М., 2003. С. 37.

12 Подробнее см.: Борозняк А. И. Так разрушается легенда о «чистом вермахте» // Отечественная история. 1997. № 3. С. 107-120.

13 ЦГА Украины. Ф. 3676. Оп. 4. Д. 444. Л. 12-14.

14 Там же. Оп. 2. Д. 31. Л. 38-39; РГВА. Ф. 1401к. Оп. 1. Д. 65. Л. 73.

15 ЦГА Украины. Ф. 3676. Оп. 1. Д. 138. Л. 723-724; Д. 149. Л. 514-517.

16 Там же. Д. 146. Л. 130-138.

17 Цит. по: Зинич М. С. Похищенные сокровища. С. 45.

18 Совершенно секретно. 1993. № 11. С. 21; Козлов Г. Супермузей для супервласти // Итоги. 1998, 30 июня.

19 Нюрнбергский процесс: уроки истории. М., 2007. С. 190-191; «Betr.: Sicherstellung». NS-Kunstraub in der Sowjet-union. Hrsg. von Eichwede W., Hartung U. Bremen, 1998.

20 Руденко Р. А. Судебные речи и выступления. М., 1987. С. 126.

21 Левит Е. И. Осталось только на фотографиях. М., 1985. С. 211; Российский государственный архив литературы и искусства (Далее – РГАЛИ). Ф. 962. Оп. 3. Д. 2119. Л. 2-3; Ф. 2075. Оп. 7. Д. 143. Л. 82.

22 Hartung U. Raubzüge in der Sowjetunion. Das Sonderkommando Künsberg. 1941 – 1943. Bremen, 1997.

23 ЦГА Украины. Ф. 3676. Оп. 2. Д. 1. Л. 43-46, 55, 58-59.

24 Коллекция документов Министерства культуры РФ.

25 Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками: Сборник материалов. М., 1957. Т. 1. С. 500; М., 1958. Т. 3. С. 522-524.

26 Известия. 1997, 22 мая.

 

Джерело: Маргарита Зинич  Деятельность Оперативного штаба А. Розенберга по вывозу культурных ценностей из СССР  // Вопр. музеологии. – 2011. № 1.